Мирный атом: как работает отделение радиоизотопной диагностики

Мирный атом: как работает отделение радиоизотопной диагностики
Как с помощью методов радионуклидной диагностики можно уточнить самый сложный диагноз, может ли простой москвич попасть на высокоточное диагностическое исследование на самом современном оборудовании и что радиологи называют матрешкой. Об этом — в материале mos.ru.

В специальных контейнерах в медицинские организации регулярно доставляется ценный груз — несколько генераторов с радиоактивным сердечником. Одна из остановок «атомного перевозчика» — здание Научно-исследовательского института скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, а точнее, одно из его отделений, находящееся за плотно закрытыми дверями с толстыми стеклами и предупреждающими знаками «Радиационная опасность» на каждом шагу. Здесь расположено отделение радиоизотопной диагностики — место, где могут определить причины заболевания с атомарной точностью. Могут и вполне успешно определяют.

Что в матрешках?

Это отделение появилось в семидесятые годы прошлого века, когда методы высокоточной диагностики при помощи радиоизотопов только начали применять в стране. Сейчас кабинеты здесь работают круглосуточно, несложную на первый взгляд процедуру проходят по несколько десятков пациентов в день.

Каждый сотрудник, а их здесь 24 (шесть радиологов, один рентгенолог и другой медицинский персонал), кроме белого халата, носит в нагрудном кармане или в петлице небольшой датчик — счетчик радиации. Так положено по инструкции, ведь материалы, с которыми работают эти специалисты, в больших дозах могут быть опасны. Все-таки с радиацией шутки плохи.

Но никто и никогда здесь не скажет, что излучение, которым пугают обывателей, — зло. Здесь ядерная физика работает на самую благую из возможных целей — спасает человеческие жизни.

«Каждое утро мы начинаем с подсчетов. Индивидуально вымеряется доза препарата для каждого пациента, рассчитывается количество пациентов, время действия, все работает как часы», — рассказывает старшая медсестра отделения радиодиагностики Татьяна Седова.

Она стоит у белого бокса, наверху у него стеклянная камера, внизу — тяжелые свинцовые дверцы, за ними те самые генераторы из Обнинска — матрешки, как их здесь в шутку называют.

В генераторах находится облученный изотоп. Там же происходит ядерная реакция, в результате которой образуется другой изотоп, технеций-99м. Им метят вещества, чувствительные только к определенным тканям организма. Полученный препарат затем вводят пациентам. Ядерная физика и радиохимия в одном флаконе.

Конвейер диагностики

Пациенты, которым показана высокоточная диагностика, приходят в отделение, очередей тут не бывает, ведь каждый получивший свою дозу препарата начинает давать дополнительное излучение, а чтобы оно не накапливалось, расписание процедур составляют максимально точно.

Первая комната на пути к уточнению диагноза — процедурная, здесь пациента встретит медсестра с небольшим свинцовым пеналом. Она сделает внутривенный укол и отправит ждать, пока вещество найдет нужный орган и накопится там. Ожидание проходит в специальной комнате со свинцовой изоляцией. Нет, конечно, пациенты не начинают отчаянно фонить после инъекции, просто таковы правила.

«Люди, конечно же, боятся слова “радиация”, могут переживать. Но мы каждому объясняем, что никакой опасности нет, что естественное излучение сопровождает нас всю жизнь. Поэтому люди у нас очень спокойно все переносят», — объясняет Татьяна Седова. Впрочем, дозы облучения при радиоизотопной диагностике, в принципе, малы и никак не могут повлиять на здоровье пациента.

Как только в органах накапливается достаточное количество вещества, пациента кладут под объектив гамма-камеры. Этот прибор улавливает излучение и выводит картинку на экраны компьютера. В результате врачи получают изображения функциональной активности органов, планарные или сделанные в трех измерениях, и даже могут наблюдать за тем, как работает орган в режиме реального времени. Это является одной из отличительных особенностей метода, поскольку радионуклидная диагностика позволяет визуализировать функцию, а не анатомию органов, тканей и даже клеток организма на молекулярном уровне.

Искать, ловить, лечить

Радионуклидная диагностика позволяет быстро обнаружить тромбы, непроходимости, повреждения, которые не показывают традиционные методы визуализации. Работает отделение 24 часа в сутки — оно такое в Москве одно, остальные 42 принимают пациентов только в дневную смену. За год здесь проводят около семи тысяч исследований, работают как со стационарными больными, так и с теми, кому нужна срочная диагностика.

При этом метод позволяет не только выявить причины текущего заболевания, но и обнаружить опасные очаги в других органах.

«Вот смотрите, какое отчетливое изображение скелета человека. Обратите внимание на эту область, — указывает на монитор Наталья Кудряшова, доктор медицинских наук, главный научный сотрудник отделения радиоизотопной диагностики ГБУЗ «НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского». — В одном из позвонков четко видно темное пятно. Это опухоль, ее заметили на ранней стадии и сделали дополнительное исследование при помощи компьютерной томографии (в отделении есть гибридный аппарат, который может работать сразу в двух режимах)».

Это основное преимущество радиоизотопной диагностики, с ее помощью можно поймать опасные патологические изменения еще на тех стадиях, когда их невозможно обнаружить.

Фантастика по направлению

Обследования в этом и других подобных отделениях столицы доступны для москвичей абсолютно бесплатно и исключительно по направлению лечащего врача. С этого года в реестр медицинских услуг по территориальной программе обязательного медицинского страхования включили 22 вида исследований внутренних органов и систем при помощи радионуклидной диагностики для взрослых и столько же для детей, в том числе исследования сердца, головного мозга, костей и других органов.

Новый список, по словам главного внештатного специалиста по лучевой диагностике Департамента здравоохранения Москвы Сергея Морозова, включает все современные методы диагностики, например одновременный радионуклидный анализ и компьютерную томографию на самых современных гибридных томографах, и учитывает все расходные материалы и радиофармпрепараты.

«Пациентам новый реестр дает возможность попасть в городской или федеральный центр напрямую, без перевода из одного медицинского учреждения в другое», — добавляет он.

«Сейчас система стала прозрачной, понятной, средства идут через один источник, и участковый онколог может направить пациента прямо из поликлиники на обследование, а не через поликлинику федерального медицинского центра. Получается, что путь между кабинетом врача и конкретным исследованием максимально сократился», — объясняет эксперт Научно-практического центра медицинской радиологии Департамента здравоохранения Москвы Максим Смолярчук.