Вниз по кроличьей норе, или Как устроен Лефортовский тоннель

Поделиться
Вниз по кроличьей норе, или Как устроен Лефортовский тоннель
Кто наблюдает за движением по одной из самых длинных подземных магистралей столицы, что делать, если мотор заглох в тоннеле, и есть ли в Лефортовском привидения? Mos.ru отправился в одно из самых загадочных «подземелий» столицы.

3,2 километра замкнутого пространства на глубине 30 метров под Лефортовским парком, руслом Яузы, дорогами и пешеходными переходами. Семь полос движения — три в одну сторону и четыре в другую, по которым каждый час проезжает от 10 до 12 тысяч автомобилей. Десятки (если не сотни) баек о привидениях. Все это о Лефортовском тоннеле.

Станция глубокого наблюдения

Лефортовский тоннель незаметно замыкает под землей Третье транспортное кольцо. Автомобили ныряют в него неподалеку от Угрешского путепровода и парка Казачьей славы, а через несколько минут выныривают уже в районе Спартаковской площади.

Каждая из машин — а их за год здесь проезжает порядка 50 миллионов — попадает в объективы 355 камер видеонаблюдения. Картинка с них выводится на 30 с лишним экранов центрального диспетчерского пункта, откуда виден буквально каждый метр тоннеля.

Попасть в комнату с мониторами случайно не получится, и не только потому, что диспетчерский пункт — режимный объект. Дело в том, что он находится глубоко под землей, за неприметной железной дверью в конце коридора с искусственным освещением. В общем, почти секретный бункер.

«Мы обеспечиваем бесперебойную работу оборудования в тоннеле, следим за движением транспорта, принимаем участие в предотвращении чрезвычайных ситуаций и их устранении», — рассказывает о своих обязанностях оператор автоматизированных систем управления Максим Осипенко.

Здесь сходятся провода всех датчиков, установленных в тоннеле, на экраны выводятся данные о состоянии противопожарных систем, сведения об уровне загазованности воздуха и другая необходимая информация. Если что-то идет не так, операторам достаточно нажать несколько кнопок — и тревожный сигнал пойдет по цепочке дальше, к экстренным службам.

Человеческий фактор и никаких призраков

Серьезных аварий в тоннеле не случалось уже очень давно. По словам главного инженера участка «Лефортово» Сергея Кулагина, в среднем в день здесь происходит не больше двух аварий, что вполне сравнимо с ситуацией на наземных трассах. И конечно, ничего мистического в столкновениях нет (поклонники страшилок отчего-то очень полюбили Лефортовский тоннель и называют его не иначе как тоннель смерти).

«Аварии происходят из-за банального недосыпа, если речь идет о вечернем времени. Если столкновение случается днем, то только из-за невнимательности водителей. Движение в тоннеле плотное, надо быть особенно аккуратным и не отвлекаться», — говорит Сергей Кулагин.

Но не только аварии могут остановить движение в замкнутом пространстве — любая, даже самая мелкая нештатная ситуация должна здесь разрешаться максимально быстро.

«У каждого эвакуационного выхода есть телефонные аппараты, находящиеся на прямой связи с диспетчерским пунктом. Любой водитель, если что-то случилось, может остановиться и попросить помощи», — рассказывает начальник участка.

Как только вызов будет принят, с поверхности к застрявшему выдвинется эвакуатор: парк спецмашин дежурит неподалеку. Через пять — семь минут бригада будет у места поломки, автомобиль вывезут наружу, чтобы не создавать дополнительных заторов. К слову, работает служба эвакуации Лефортовского тоннеля абсолютно бесплатно.

По склизу и «тоннель жизни»

Готов Лефортовский тоннель и к более серьезным испытаниям. Экстренные телефоны — только часть спасательного комплекса, который моментально активируется, если происходит крупная авария или пожар.

Водители или пассажиры, проезжавшие сквозь тоннель, замечали, что стены здесь не сплошные: то тут, то там в них вмурованы стальные двери. Разумеется, это не прихоть архитекторов и не игра воображения. Через каждые 100 метров расположены эвакуационные выходы, но ведут они не наверх, а, наоборот, ниже — в зону безопасности.

Фактически это тоннель под тоннелем — обшитое бетоном «подземелье второго уровня». Те, кто будет спускаться сюда с проезжей части, прокатятся по специальной горке. На профессиональном языке этот металлический желоб, чем-то похожий на аттракцион в аквапарке, называют склизом.

Тем, кто спускается из диспетчерского пункта, необходимо быть предельно внимательными: на шестом пролете сбиваешься со счету, а лестница не заканчивается. По словам главного энергетика Лефортовской транспортной развязки Ильи Бавина, зона безопасности находится более чем в 30 метрах под землей. Холод, сырость и шум проезжей части Лефортовского тоннеля над головой не дают усомниться в его словах.

«Это тоннель глубокого заложения, перекрытия выдерживают температуру горения до полутора тысяч градусов в течение трех часов. То есть если случится пожар в теле тоннеля, то люди спокойно смогут эвакуироваться, спускаясь по склизу и выходя затем на улицу, где их будут встречать представители оперативных служб», — рассказывает Илья Бавин.

Система работает просто: если в тоннеле случается пожар, включается сигнализация, а приятный женский голос (так, по крайней мере, его описывают местные специалисты) просит водителей и пассажиров покинуть машины. Потом горящий участок отсекают от остального тоннеля стеной воды прямо с потолка.

Илья Бавин в привидений тоже не верит: конечно, в замкнутом пространстве можно почувствовать себя неуютно, но это эффект скорее психологический, а не мистический.

«Несколько лет назад была история: муж вез беременную жену в больницу и прямо в тоннеле начались роды. Быстро приехала скорая, врачи начали помогать женщине еще в машине. Так что я бы называл его “тоннелем жизни”», — говорит Илья Бавин и направляется к выходу.