Марк Розовский: Всех персонажей «Горя от ума» можно встретить на современной тусовке

Марк Розовский: Всех персонажей «Горя от ума» можно встретить на современной тусовке
Художественный руководитель театра «У Никитских ворот» режиссер Марк Розовский — о премьере спектакля «Горе без ума» и параллелях грибоедовской комедии с современностью.

В театре «У Никитских ворот» — последняя премьера этого года. Спектакль «Горе без ума» представил 15 декабря его режиссер — художественный руководитель театра Марк Розовский. В его постановке Чацкий читает фрагменты «Апологии сумасшедшего» П.Я. Чаадаева, а Скалозуб появляется на сцене под помпезный марш, основной темой которого является знаменитый вальс А.С. Грибоедова.

Вокруг нас все та же фамусовская Москва

Как вы познакомились с произведением А.С. Грибоедова? Сколько времени прошло с момента возникновения идеи постановки «Горя без ума» до ее воплощения?

— Вся моя жизнь. И я не шучу. Мы изучали «Горе от ума» в школе, в восьмом классе. Учительница литературы предложила мне сделать доклад — еще перед тем как стала анализировать для нас великую пьесу. Он так и назывался — «О грибоедовской Москве». Так я начал углубляться в тему. Кстати, на Пушкинской площади когда-то действительно стоял Дом Фамусова, в котором, по легенде, происходили события пьесы.

Что же собой представляет фамусовская Москва? Те самые гости на вечеринке у Фамусова? Не на балу, а именно на дружеской вечеринке. Это то, что мы сегодня назвали бы словом, которое я не очень люблю, но оно точное, «тусовка», участники которой, включая хозяина дома, являют картину нравов того времени.

Картина актуальна и сегодня?

— Безусловно, в этих типажах можно разглядеть яркие признаки героев сегодняшнего дня. Буквально всех персонажей пьесы «Горе от ума» можно встретить и на современных тусовках. Я намеренно употребляю этот сомнительный термин. Нравы, которые Грибоедов точно и беспощадно описал двести лет назад, в еще более яркой, карикатурной форме существуют и сейчас.

Когда мы, приступив к постановке, разбирали с актерами пьесу, то в грибоедовском тексте я вдруг обнаружил некие посылы, которые писатель адресовал в XXI век. Обратимся, например, к образу Репетилова. Конечно, за всю историю русской театральной культуры было поставлено огромное количество спектаклей «Горе от ума» с многочисленными Репетиловыми. Казалось бы, проходящий образ, но я обратил на него внимание и понял, насколько Репетилов является обобщенным типажом. Сегодня я тоже вижу подобных персонажей довольно часто. Они часть сегодняшней «фамусовской Москвы». В этом смысле пьеса совсем не устарела.

Молчалины ведь тоже встречаются на каждом шагу?

— Это Чацкий был, есть и всегда будет редкостью, а молчалиных и сейчас хоть пруд пруди... Признаюсь: после того как я начал работать над постановкой комедии, мне стало довольно трудно общаться с некоторыми из знакомых, потому что они то и дело напоминали мне образы, созданные Грибоедовым. Они настолько узнаваемы, что вызывают мой внутренний смех!

Я следил, как воспринимают постановку молодые ребята

В вашей постановке не только текст грибоедовской пьесы…

— Я ввел в спектакль стихи Пушкина, фрагменты из «Апологии сумасшедшего» Чаадаева и переписки Пушкина и Чаадаева. Мой спектакль потому и называется «Горе без ума» — что сегодня интеллект стал менее востребован. Это одна из главных опасностей современности! Спектакль призван заострить на этой проблеме внимание. Великие тексты, такие как переписка Пушкина и Чаадаева, помогают в этом деле.

Спектакль начинается в фойе, где звучит фрагмент этой переписки. Почему вы решили сделать так?

— Да, существует пролог — чтение в фойе около наших так называемых пушкинских окон фрагментов переписки Пушкина и Чаадаева. Так мы пытаемся ввести современную публику в контекст пьесы Грибоедова. И прекрасно, что к нам уже пришла на спектакль молодежь — в огромном количестве! Я видел их лица, я специально следил, как реагируют на услышанное молодые ребята. Они очень живо воспринимают канонизированные школой тексты. Получается, что театр помогает взрасти зернам, посеянным на уроках литературы!

«Не люди звери»

Грибоедов был еще и композитором. И музыка его вальс идеально вписалась в постановку.

— Вальс Грибоедова лег в основу музыкального оформления спектакля. В разных мизансценах он и звучит по-разному: то как танго или щемящий душу плач, то как марш, траурный или помпезный, как при появлении Скалозуба. Было сделано замечательное переложение вальса для скрипки, флейты и фортепиано. В ремарке Грибоедова к пьесе указано, что звучат фортепиано и флейта. Так что это соблюдено.

Ближе к финалу актеры прячутся за масками животных. Почему вы решились на такой ход?

— «Не люди — звери». Есть такая опорная фраза у Грибоедова, она дает мне право на театральное воплощение озверения фамусовской Москвы. Артисты играют не только своих персонажей. Они в финале превращаются в знаковые фигуры, в поэтические фантомы. Так наша комедия переходит в трагикомедию или, скорее, в трагедию в чистом виде.

Премьера «Горя без ума» состоялась за две недели до Нового года. Что ждать зрителям в наступающем году?

— В наших первейших планах — мюзикл «Капитанская дочка» на музыку Максима Дунаевского. Мы получили грант от Департамента культуры Правительства Москвы на воплощение проекта. Я очень благодарен за это, потому что масштабная работа над постановкой такого мюзикла требует достаточно больших вложений.

Пушкинское произведение вроде бы знакомо каждому, но наша задача — проникнуть во все внутренние механизмы психологического и поэтического сюжета. Декорации уже готовы. Композитор работает над музыкой. Надеюсь, у этого спектакля будет счастливая судьба…