«Спящая муза» и другие: главные экспонаты выставки Константина Бранкузи в «Мультимедиа-арт-музее»

«Спящая муза» и другие: главные экспонаты выставки Константина Бранкузи в «Мультимедиа-арт-музее»
В «Мультимедиа-арт-музее» 15 сентября открывается выставка «Константин Бранкузи. Скульптуры, рисунки, фотографии, фильмы из собрания Центра Помпиду». Mos.ru рассказывает о ее главных экспонатах.

Константин Бранкузи, один из ключевых художников ХХ века и один из родоначальников абстракционизма в скульптуре, не очень любил арт-критику. Увлеченный идеей передачи в скульптуре сути вещей, создания ясных и простых образов, он переносил этот принцип и на разговоры о своих работах. «Зачем писать о моих скульптурах? Почему просто не показать фотографии?» — говорил он. В «Мультимедиа-арт-музее» помимо скульптур Бранкузи (здесь их всего пять, но все важные) можно увидеть фотографии, сделанные им самим в его мастерской, а также фильмы, снятые им и дадаистом Ман Рэем. А еще — эскизы и графику, включая известный портрет писателя Джеймса Джойса. Все экспонаты привезены в Москву из Центра Помпиду, в котором сегодня хранятся все работы скульптора и вещи из его мастерской, которые Бранкузи завещал Франции.

Выставка «Константин Бранкузи. Скульптуры, рисунки, фотографии, фильмы», вошедшая в параллельную программу VII Московской международной биеннале современного искусства, продлится до 12 ноября.

Автопортрет. Черные чернила, бумага. Без даты 

Один из самых влиятельных скульпторов в мире, ярчайший представитель Парижской школы родился в 1876 году в бедной крестьянской семье в маленьком румынском селе Хобица. Имени Константина Брынкуши, подмастерья купца-гончара, никто не узнал бы, если бы не его тяга к искусству. Учеба в художественной школе, попытки лепить из глины и вырезать из дерева в его окружении не интересовали никого, и Константин ушел из дома. Буквально ушел — пешком до Бухареста. В румынской столице он учится в Национальной школе изящных искусств (теперь это Бухарестский национальный университет искусств), а потом снова уходит, и снова пешком, в Мюнхен.

А потом доходит до Парижа, где с 1904 по 1907 год снова учится, ассистирует Родену, бедствует, делает надгробия для могил на кладбище Монпарнас, упорно работает над скульптурой, и вот уже весь богемный Париж говорит о новом интересном художнике и его новаторском подходе. Так Константин Брынкуши становится Бранкузи, с ударением на последний слог на французский манер.

Слава изменила его имя, но не поменяла характер: Бранкузи до самой смерти остался таким же скромным и нелюдимым, каким был тот юноша из бедной семьи, мечтавший, чтобы кто-то понял его искусство.

Спящая муза. Полированная бронза, 1910 

Пожалуй, это самое известное произведение Бранкузи — сияющая гладкая женская голова из полированной бронзы. «Спящая муза» — это воплощенное спокойствие, элегантность и уверенность в собственной красоте. Едва намеченные черты лица — миниатюрные нос и рот, тонкие вскинутые брови, миндалевидные глаза — и тщательно проработанные волосы, убранные в гладкую прическу. Считается, что это лицо Бранкузи позаимствовал у баронессы Рене Ираны Франшон, ставшей его меценаткой в первые годы его жизни в Париже. Начав со скульптурного портрета, в котором просматривалось определенное сходство с баронессой, в дальнейших экспериментах с мрамором и бронзой он довел ее черты до архетипа, превратив лицо земной женщины в лицо вечной музы.

1910 год, когда Бранкузи создает «Спящую музу», — его переломный год. Именно в это время он становится известен в Париже, его имя появляется в прессе и звучит в салонах. Бранкузи участвует в выставках, его работы начинают скупать коллекционеры. «Спящая муза», которую можно увидеть в «Мультимедиа-арт-музее», долгое время находилась в собрании баронессы Франшон. В свое время она передала его Центру Помпиду.

Табурет. Дерево (акация), 1928 

«Табурет» Константина Бранкузи опережал свое время. Мы привыкли к суровому мебельному дизайну: тяжелые стулья и кресла из дерева сейчас есть в коллекции, пожалуй, каждого скандинавского мебельного бренда. Даже Рик Оуэнс в перерывах между модными коллекциями создает массивные столешницы в своей мастерской. А тогда, в 1928 году, вот такой обточенный кусок дерева назвать стулом было сложно. Но в Америке скоро встретятся будущие супруги Чарльз и Рэй Имз, которые впоследствии назовут Бранкузи своим вдохновителем, а в Веймаре уже появилась школа Баухаус, которую с Бранкузи роднит отношение к форме: никакого украшательства, только суть вещи, выраженная предельно лаконично и просто.

Кстати, он создавал скульптуры не только для музеев. В начале жизни в Париже он делал надгробия — часть из них сегодня можно видеть на кладбище Монпарнас. Например, памятник в виде двух целующихся фигур на могиле Татьяны Рашевской, русской анархистки, покончившей с собой в Париже из-за несчастной любви в 1908 году.

Прометей. Полированная бронза, 1911 

В ранних скульптурах Бранкузи сохраняется индивидуальность модели. Реалистичны его «Бюст мальчика» (1907), «Голова спящего ребенка» (1908), даже в «Спящей музе» можно найти черты модели и угадать ее характер. Начиная с 1911 года скульптурные изображения голов у Бранкузи совсем сглаживаются — черты как бы затираются, лицо практически невозможно разглядеть. Все, что мы видим в лице Прометея, — едва намеченные нос, надбровные дуги и ухо. Нет следа и от драматической истории титана Прометея, который, согласно древнегреческому мифу, был изгнан с Олимпа за то, что принес людям огонь. В наказание Зевс приказал приковать его к скале и терпеть мучения от ворона, клюющего его печень.

Торс молодого человека. Гипс, 1923 

Глядя на этот «Торс», сложно отделаться от ассоциаций со скандальной картиной «Происхождение мира» Густава Курбе, в XIX веке наделавшей много шума и заставившей покраснеть не одного любителя искусства. Как и Курбе, впервые показавший миру, что изображение обнаженного тела можно кадрировать, Бранкузи изображает юношу без головы и рук — только торс и бедра.

В скульптурах Бранкузи вообще много озорства — чего только стоит одиозный «Портрет княгини Бибеску» (1916). Эту скульптуру, вообще-то довольно безобидную, несколько раз арестовывало министерство культуры Франции, а ее автору пришлось отвечать за нее в суде. Все дело в том, что при взгляде на «Портрет княгини Бибеску» под определенным углом и издалека создавалось впечатление, что скульптор изобразил фаллос. За фрейдистскую скульптуру вступились видные французские деятели культуры того времени — среди них был композитор Эрик Сати, один из немногих близких друзей Бранкузи. Со временем общественность успокоилась, и сегодня эту работу можно увидеть совершенно свободно. Увидят ее и посетители «Мультимедиа-арт-музея» — в виде фотографий и киносъемок, созданных самим Бранкузи в своей мастерской.