Почему новый корпус перевернут, есть ли возможность управлять операционной дистанционно и сколько детей может вылечить крупнейшее детское медицинское учреждение Москвы. Ответы — в материале mos.ru.

В начале XX века в больнице, основанной купцом Викулой Морозовым, открылось несколько отделений на 340 коек. Сейчас отделений 35 и здесь могут принять более тысячи пациентов.

Морозовская детская городская клиническая больница, или, как ее называет главный врач, медицинская фабрика здоровья, — крупнейший клинико-диагностический комплекс Москвы, основанный 114 лет назад, в 1903 году. В нем работает круглосуточный детский многопрофильный стационар, не имеющий аналогов в России. Здесь принимает больных уникальная ежедневная круглосуточная дежурная бригада детских врачей-специалистов, есть центр детской онкологии, онкогематологическая лаборатория и отделение переливания крови.

В последние годы в больнице появилось 13 центров городской специализированной медицинской помощи для детей и подростков. В их числе центры детской ревматологии, детской эндокринологии, детского инсульта и детской онкологии.

В 2016 году врачи Морозовской больницы вылечили 106 822 пациента, а за первое полугодие 2017 года — 59 685. Открытие нового лечебного корпуса позволит увеличить эти цифры, а современное оборудование и новейшие технологии лечения помогут в лечении редких и тяжелых заболеваний.

На месте одноэтажных инфекционных корпусов 1930-х годов постройки, которые были в аварийном состоянии, появилось современное семиэтажное здание. Новый лечебный корпус рассчитан на 500 коек. В нем оборудуют отделения кардиохирургии, отоларингологии, гинекологии, экстренной и гнойной хирургии, челюстно-лицевой хирургии, травматологии и ортопедии, плановой хирургии и урологии, онкологии и гематологии, офтальмологии и микрохирургии глаза, трансплантации костного мозга, кардиоревматологии и пульмонологии, нейрохирургии и нейроонкологии.

Главный врач Морозовской больницы Игорь Колтунов рассказал mos.ru о том, почему корпус перевернут, есть ли возможность управлять операционной дистанционно и сколько детей может вылечить крупнейшее детское медицинское учреждение Москвы.

Игорь Колтунов, главный врач Морозовской больницы

— Игорь Ефимович, как бы вы охарактеризовали Морозовскую больницу, ее место в системе здравоохранения Москвы и важность для москвичей?

— На сегодняшний день в Морозовскую больницу госпитализируются около 33,7 процента пациентов от общего числа госпитализаций в Москве, независимо от того, федеральное это учреждение или муниципальное. Например, при 250–260 тысячах (317 286 в 2016 году) госпитализаций в год 110 тысяч поступает к нам. Открытие нового корпуса — это абсолютная гарантия того, что москвичи получат качественную медицинскую помощь и достойные условия пребывания.

Это своего рода больница в больнице. Благодаря вводу нового корпуса в Москве появится не многопрофильное, а полнопрофильное лечебное учреждение, где смогут лечить всё — начиная от онкологических заболеваний, заболеваний системы крови, кроветворения и заканчивая трансплантацией костного мозга

— Чем была вызвана необходимость строительства нового корпуса?

— В Москве давно не строились специализированные медицинские корпуса для детей. За это время технологии ушли вперед. Новый корпус — это не просто здание, которое приспосабливается к современному оборудованию. Он изначально соответствует всем необходимым требованиям. В нем не нужно заниматься перепланировкой, там уже все сделано по уму — так, как должно быть.

Его площадь — 72 тысячи квадратных метров. Чтобы вы понимали, площадь всей Морозовской больницы — 50 тысяч квадратных метров. Это своего рода больница в больнице. Благодаря вводу нового корпуса в Москве появится не многопрофильное, а полнопрофильное лечебное учреждение, где смогут лечить всё — начиная от онкологических заболеваний, заболеваний системы крови, кроветворения и заканчивая трансплантацией костного мозга.

— Что изменится в больнице после открытия нового корпуса?

— Пациенты будут получать медицинскую помощь в самых комфортных условиях. Если положено 11,5 метра на одного человека в палате, ему будет предоставлена именно такая площадь. Если положено, чтобы мама находилась в предоперационной, то она сможет быть там вместе с ребенком.

Также здесь созданы все условия для врачей. В одиннадцати операционных установили интегрированные системы. Всем оснащением — эндоскопическими приборами, видеосистемами, источниками данных, операционным столом и даже потолочным освещением можно будет управлять из одного центрального места в стерильной части операционной. Интеграция в единую информационную систему позволит проводить телеконференции и телесеминары.

Двенадцатая операционная оборудована универсальной двухпроекционной интегрированной системой рентгенографии сердца и сосудов. Она обеспечивает поддержку при лечении врожденного порока сердца и проведении исследований сосудов. Позволяет получить в два раза больше информации при одной инъекции контрастного вещества, что особенно важно в педиатрии. А еще обеспечивает низкую дозу рентгеновского облучения и высокое качество изображения.

У нас появилось отделение экстренной детской кардиохирургии, которого не было в Москве. В новом корпусе будет располагаться единственный в городе референс-центр орфанных (редких) и других заболеваний детей и подростков. Их всего два в России — один в Екатеринбурге, один в Москве

— Здесь открылись новые отделения?

— Да. Открыли отделения трансплантации костного мозга и трансплантации органов и тканей с аппаратами для хранения трансплантата и стерильными боксами для проведения операций. У нас появилось отделение экстренной детской кардиохирургии, которого не было в Москве. В новом корпусе будет располагаться единственный в городе референс-центр орфанных (редких) и других заболеваний детей и подростков. Их всего два в России — один в Екатеринбурге, один в Москве.

Будут работать два операционных блока, отделение анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, клинико-диагностическая лаборатория, отделение физиотерапии и лечебной физкультуры.

— Сколько пациентов смогут здесь лечиться?

— Сейчас мы лечим 110 тысяч детей в год. С открытием нового корпуса, я думаю, что выйдем на цифру в 140–150 тысяч пролеченных пациентов.

— Есть ли аналоги таких корпусов в России и мире?

— Нет. По размеру, оснащению и количеству специалистов аналогов такой детской больницы я не знаю.

Здание построено как бы вверх ногами — вся тяжелая техника стоит на шестом этаже, потому что, по требованию СанПиН маленьких детей нельзя высоко поднимать: в случае чрезвычайных ситуаций их невозможно будет эвакуировать

— На что ориентировались при проектировании корпуса? Помог опыт зарубежных коллег?

— Я скажу вам честно, зарубежных специалистов не привлекали. Проект составлялся с учетом общемировых технологий. Медицинское задание писали сами с коллегами, а ориентировались на нужды наших пациентов.

Здание построено как бы вверх ногами — вся тяжелая техника стоит на шестом этаже, потому что, по требованию СанПиН, маленьких детей нельзя высоко поднимать: в случае чрезвычайных ситуаций их невозможно будет эвакуировать.

Корпус похож на вертикальный конвейер: изначально пациент поступает вниз, на первый этаж, потом постепенно в процессе лечения поднимается на последний. На шестом этаже получает высокотехнологичную медицинскую помощь в операционной, а после спускается вниз, выписывается и уезжает домой.

Мы не лечим болезнь, мы лечим больного. Не какое-то отдельно взятое заболевание, а человека в целом

— Как вы отбираете специалистов и есть ли у больницы собственные программы обучения сотрудников?

— Морозовская больница получила собственную лицензию и аккредитацию на право оказания образовательной деятельности. В этом году к нам на учебу поступили около 60 ординаторов. Курс длится два года. В больнице есть научный совет и свои педагоги. Мы сами готовим себе кадры, а Департамент здравоохранения Москвы направляет наших специалистов за границу — в Израиль, Корею, Швейцарию и Германию — на обучение.

— В Морозовской больнице работают 11 главных внештатных специалистов Департамента здравоохранения города Москвы — это очень большая цифра. В чем секрет?

— Практически половина всех внештатных сотрудников Департамента здравоохранения работает у нас. Ответ прост: у нас самое полнопрофильное учреждение. А еще — единственные в городе отделения онкологии, онкогематологии, гематологии и городской клинический центр ревматологии.

Главные специалисты появились вследствие того, что в Морозовской больнице есть городские клинические центры, которые благодаря мультидисциплинарному подходу объединяют несколько отделений. Мы не лечим болезнь, мы лечим больного. Не какое-то отдельно взятое заболевание, а человека в целом.

— Легко ли попасть к вам на прием пациенту, что называется, с улицы?

— Для госпитализации к нам никаких направлений не нужно. Сегодня фонд ОМС (Московский городской фонд обязательного медицинского страхования) оплачивает любое обращение российского гражданина. При посещении больницы наличие полиса ОМС необязательно. Если он есть на руках, то это хорошо. Если нет, это не является препятствием для получения медицинской помощи.

Мы в Морозовской больнице можем выдавать временные полисы. Если пациент его забыл, то легко идентифицируем человека при помощи компьютерной программы. При себе достаточно иметь российский паспорт, больше ничего не надо.

— Чем отличается Морозовская больница от других медучреждений столицы?

— Особенности нашей больницы в том, что приемный покой работает круглые сутки семь дней в неделю. Палатные врачи выходят на работу каждый день — и в субботу, и в воскресенье, и в праздники. У дежурных врачей есть ночные смены. Выписка и поступление пациентов происходят также ежедневно. Кроме того, без выходных работают рентген, лаборатория и 16 специалистов узкой направленности, среди которых оториноларинголог, офтальмолог, уролог, гематолог, онколог, эндоскопист, рентгенолог, гинеколог и другие. Кстати, у нас есть единственное в городе отделение детской гинекологии.

— Какие перемены, которые происходят в столичном здравоохранении, вы бы отметили?

— Мы потихоньку движемся в сторону всех цивилизованных государств. Наши пациенты перестали ходить в специализированные школы, чем бы дети ни болели, — они ходят в обычные. Благодаря такому подходу общество становится добрее и относится к ним с пониманием. И конечно, Москва уделяет большое внимание детству.

Есть беспрецедентные вещи. Например, из городского бюджета выделили порядка 300 миллионов рублей на лекарственное обеспечение пациентов с орфанными заболеваниями и редкими генетическими отклонениями. Это те лекарства, без которых дети не могут жить — они умрут. И раньше они умирали. Тогда мы не имели возможности помочь таким пациентам, а сейчас делаем это и в результате получаем десятки спасенных жизней.

Более того, пациенты c генетическими заболеваниями доживают до совершеннолетия и уходят во взрослую жизнь. Такого тоже никогда не было. Раньше они не доживали до 18-летнего возраста.

Морозовская больница станет такой, не побоюсь этого слова, медицинской фабрикой здоровья

— Новый корпус построили и запустили, а что дальше?

— Все старые корпуса будут реконструированы. Их переоборудуют и оснастят должным образом. Морозовская больница станет такой, не побоюсь этого слова, медицинской фабрикой здоровья.