Фонарик, барабаны и занавес к «Гамлету»: пять экспонатов выставки, посвященной режиссеру Юрию Любимову

Поделиться
Фонарик, барабаны и занавес к «Гамлету»: пять экспонатов выставки, посвященной режиссеру Юрию Любимову
На двух тысячах квадратных метров выставочного пространства разместились масштабные инсталляции, представляющие знаковые спектакли Юрия Любимова в Театре на Таганке. Здесь также можно увидеть мультимедийные материалы, афиши спектаклей и личные вещи режиссера. Mos.ru рассказывает о пяти главных экспонатах выставки.

30 августа в Музее Москвы открылась выставка «Любимов и время. 1917–2017. 100 лет страны и человека», приуроченная к столетию со дня рождения советского и российского актера, театрального режиссера и педагога Юрия Любимова.

Экспозиция поделена на три части. В самой большой, центральной, разместились инсталляции, посвященные деятельности Любимова, связанной с Театром на Таганке. Театральный художник Алексей Трегубов воссоздал атмосферу спектаклей «Добрый человек из Сезуана» (1964), «10 дней, которые потрясли мир» (1965), «Жизнь Галилея» (1966), «Гамлет» (1971), «А зори здесь тихие» (1971) и «Борис Годунов», который был поставлен в 1982 году, но публика его увидела лишь в 1988-м.

В «коридорах» по обе стороны от центральной части расположились личные вещи режиссера и хроника, вписывающая его жизнь в историю страны.

Отдельное пространство посвящено прощанию с Владимиром Высоцким — одним из ведущих актеров театра и другом Юрия Любимова.

Карманный фонарик

Маленький трехцветный фонарик, который Любимов привез с войны, был хорошо знаком всем актерам Театра на Таганке. Во время спектаклей, находясь в зале, режиссер подавал с его помощью настоящие боевые сигналы. Они были незаметны для зрителей, но со сцены их было хорошо видно. Существовала нехитрая система обозначений. Красная лампочка, вдруг загоревшаяся в глубине темного зала, как бы говорила актеру: «Глаза бы мои не видели, ухожу вон из театра!» Зеленый свет одобрял: «Ничего, прилично», а белый призывал собраться: «Нет должного ритма, темпа, живости. Подтянитесь!»

Любимов отказался от системы Станиславского, предполагавшей активное участие актера в работе над постановкой. Еще до начала работы над спектаклем он представлял его себе в деталях и требовал от актеров подчиняться его видению. У такого подхода находились критики — в советские времена Любимова обвиняли в режиссерской диктатуре.

Впрочем, как рассказывает заведующая проектной лабораторией по изучению творчества Любимова при ГТУ ВШЭ Евгения Абелюк, Театр на Таганке давал возможность высказаться всем. На выходе из зала зрителей ждали два ящика, в которые предлагалось бросить свой билет в соответствии с отношением к спектаклю: понравилось — в красный, не понравилось — в черный. Однажды в «Комсомольской правде» появилась статья, в которой Юрия Петровича обвиняли в неподобающем отношении к актерам и зрителям. Авторы статьи сетовали, что не могут положить свой билет ни в черный, ни в красный ящик. В тот же день в театре появился третий ящик — желтый. На нем красовалась надпись: «Для воздержавшихся».

Письмо маме

Родители Юрия Любимова — Анна Александровна и Петр Захарович — переехали в Москву в 1922 году. В годы нэпа семья была довольно зажиточной — отец будущего режиссера держал магазин в Охотном Ряду. Любимовы старались привить своим детям любовь к литературе и искусству. Знакомство с театром тоже произошло благодаря родителям: ребенком Любимов часто бывал во МХАТе, где смотрел легендарную «Синюю птицу» с музыкой Ильи Саца, а позже видел самого Константина Станиславского в роли Фамусова в спектакле «Горе от ума».

К письму, в котором Юрий Любимов поздравляет маму с 35-летием совместной жизни с отцом, приложена фотокарточка. На ней поздравитель запечатлен в образе Гамлета на сцене Театра имени Вахтангова.

Барабаны

В 1963 году Юрий Любимов поставил спектакль по пьесе Бертольта Брехта «Добрый человек из Сезуана» со студентками Щукинского училища. С этой постановки, в которой впервые на профессиональную сцену вышли Алла Демидова, Борис Хмельницкий и Анатолий Васильев, начался Театр на Таганке. В 1964 году актерский состав студенческого спектакля образовал ядро его труппы. Спектакль до сих пор остается визитной карточкой театра.

Для 1960-х спектакль был откровенно дерзким. Многие брехтовские песни-зонги, звучавшие на сцене в исполнении актеров Театра на Таганке, вызывали вопросы у Министерства культуры, и «Доброго человека из Сезуана» едва не сняли с репертуара. Помогли умение Любимова настоять на своем и пресса, отозвавшаяся на спектакль шквалом восхищенных рецензий.

В пространстве, посвященном «Доброму человеку из Сезуана», художник Алексей Трегубов поместил три барабана — этот образ пришел из ключевого зонга о баранах. На поверхность инструментов проецируются сцены из спектакля — под каждым из них установлены маленькие проекторы.

Плетеный занавес

В пространство, посвященное еще одному легендарному спектаклю Театра на Таганке — «Гамлету», лучше входить по одному. Стена из движущегося плетеного занавеса просто прижмет толпу к противоположной стороне. Заглядывать в могилу, вырытую в центре этого тесного пространства, и слушать монолог Гамлета тоже лучше в одиночестве.

Обязательно стоит присмотреться к занавесу — он в точности воспроизводит легендарное полотнище, созданное для любимовского «Гамлета» художником Давидом Боровским. Этот занавес и сегодня входит в учебники по сценографии. «Тогда, в 1971 году, Боровский создавал инсталляцию на сцене Театра на Таганке — занавес в “Гамлете” двигался в разные стороны, актеры с ним взаимодействовали. То, как расположена копия занавеса на нашей выставке, то, как она движется, как действует на зрителя вкупе с тем, что он слышит, — наше сочинение на тему сценографии этого спектакля», — говорит Алексей Трегубов.

Рамка

В 1980 году распоряжением Министерства культуры СССР был запрещен спектакль Любимова «Владимир Высоцкий», в 1982-м — «Борис Годунов», годом позже остановлены репетиции спектакля по «Театральному роману» Михаила Булгакова. А в 1984 году Любимова, находившегося в командировке в Лондоне и давшего неосторожное интервью газете Times, заочно лишили гражданства.

С этого момента началась его жизнь в эмиграции — пять лет Любимов жил и работал в США, Италии, Франции, Германии, Англии, Израиле, странах Скандинавии. Его драматическим и оперным спектаклям устраивали овации в Ковент-Гардене, Ла Скала, Гранд-опера. А в 1989 году Любимов вернулся в СССР. Как говорит его вдова Каталин Любимова, не только потому, что позвали, а потому, что не мог жить без Родины.

Этот момент биографии Любимова проиллюстрирован простой и ясной метафорой. Между стилизованными декорациями к «Борису Годунову» и деревянным иконостасом из 24 афиш к спектаклям, которые Любимов поставил за границей, стоит рамка, похожая на те, через которые мы проходим в аэропорту. «Я хотел сделать этот момент понятным для современного зрителя и искал простой символ перехода в сегодняшнем дне», — рассказывает Алексей Трегубов.

Выставка продлится до 26 октября. В течение этого времени в ее рамках пройдут творческие встречи, показы студенческих спектаклей, перформансы и выступления артистов. Центральным событием станет спектакль режиссера Максима Диденко и актеров Мастерской Дмитрия Брусникина, созданный по мотивам спектакля Любимова «Десять дней, которые потрясли мир». Следить за событиями можно на сайте музея.