Пантеон Славы и Дворец труда: неосуществлённые проекты Москвы

Пантеон Славы и Дворец труда: неосуществлённые проекты Москвы
Дворец труда и Большой кинотеатр — этих названий не найти на карте современной столицы, они сохранились лишь в архивах. Попробуем представить, как бы выглядел наш город, если всем планам суждено было бы сбыться.

Москва — город, который активно строился и перестраивался на протяжении всей своей истории. Каждая эпоха привносила в облик столицы что-то новое, иногда пытаясь полностью поменять её архитектурную концепцию. Особенно это касается советского периода, когда появились такие стили, как знаменитый сталинский ампир и конструктивизм.

Архитектурные проекты той поры поражают воображение. Некоторые из них были воплощены в жизнь, но многие так и остались в архивах. Впрочем, только на бумаге можно увидеть и некоторые чертежи дореволюционного периода. Попробуем же представить, как бы выглядел наш город, если всем планам суждено было бы сбыться.

Дореволюционная подземка

Первые предложения по созданию метро в Москве появились ещё в 1875 году. Тогда возникла идея проложить линию от Курского вокзала через Лубянскую и Пушкинскую площади до Марьиной Рощи. В 1902 году А.И. Антонович, Н.И. Голиневич и Н.П. Дмитриев составили доработанный проект, который предусматривал строительство Кольцевой линии, проходящей по Камер-Коллежскому валу, а также Центрального вокзала в Александровском саду и четырёх радиальных линий. Половину этих дореволюционных веток планировалось построить на эстакадах, а половину провести в тоннелях. Кольцевая по проекту должна была проходить по эстакадам и земляным насыпям.

План города Москвы с нанесением на него проектируемой Московской городской железной дороги, составленный А.И. Антоновичем, Н.И. Голиневичем и Н.П. Дмитриевым. 1902 год. Главархив

Храм Христа Спасителя на Воробьёвых горах

Храм этот собирались воздвигнуть в честь победы России в Отечественной войне 1812 года. Архитектор Александр Витберг предложил построить его между Смоленской и Калужской дорогами, на Воробьёвых горах, которые Александр I поэтично назвал «короною Москвы». Вот несколько доводов, придавших вес предложению: это и желание императора соорудить храм за городом, поскольку в Москве «нет достаточно места, потребного для изящного здания»; это и ссылки на расположенный за городом собор Святого Петра в Риме; это и удачное географическое расположение — ведь расстилающееся у подножия Воробьёвых гор Девичье поле позволило бы видеть храм издалека. И последний довод: Воробьёвы горы расположены между путями неприятеля, вошедшего в Москву по Смоленской дороге и отступившего по Калужской.

Храм должен был стать самым высоким в мире: высота его наземной части должна была быть 170 метров (для сравнения: высота собора Святого Петра в Риме — 141,5 метра). В 1823 году начались заготовка камня и работы по соединению верховьев Волги и Москвы-реки для доставки камня к храму. Первый опыт оказался удачным, но вывезти большие партии так и не удалось, потому что воду в Москве-реке не смогли поднять до нужного уровня.

Строительство храма так и не продолжилось. Многочисленные ключи на склоне гор, свидетельствующие о песчаных грунтах, исключают возможность строительства большого сооружения не только на склонах, но и на вершине из-за опасности неравномерной осадки.

Советский период

Дворец труда

Дворец труда в Москве — неосуществлённый проект 1922–1923 годов. В центре столицы, на участке между Тверской улицей и площадями: Свердловской, Революции и Охотнорядской (на месте нынешней гостиницы «Москва») планировалось возвести грандиозный комплекс.

Дворец труда должен был вместить все рабочие организации Москвы, большие пролетарские библиотеки, зал заседаний на несколько тысяч человек, аудиторию на восемь тысяч слушателей, музей социальных знаний, столовую с пропускной способностью шесть тысяч человек, спортивные организации и многое другое.

Выставка проектов «Дворец труда» открылась в марте 1923 года. Этот крупнейший конкурс должен был во многом определить, по какому пути пойдёт советская архитектура. Представленный на нем проект братьев Весниных стал первым зданием в стиле конструктивизм. Однако его строительство так и не началось, а в 1935 году здесь появилась гостиница «Москва».

Проект Дворца труда архитектора Н.А. Троцкого. 1-я премия. 1923 год. Главархив

Сухаревская площадь

В 1931 году был разработан план генеральной реконструкции Москвы. Он предполагал полное изменение градостроительной концепции города. В центре должны были появиться широкие транспортные магистрали и высотные здания. Чтобы сделать это, начали сносить историческую застройку. В 1933 году дело дошло и до Сухаревой башни. Известные архитекторы пытались защитить башню. Живописец и реставратор Игорь Грабарь, академики архитектуры Иван Фомин и Иван Жолтовский написали Сталину письмо, в котором указывали, что решение ошибочно: «Сухарева башня, — писали они, — есть неувядаемый образец великого строительного искусства, известный всему миру и всюду одинаково высоко ценимый… Мы… решительно возражаем против уничтожения высокоталантливого произведения искусства, равносильного уничтожению картины Рафаэля».

Авторы письма предлагали в течение месяца разработать проект реконструкции Сретенской площади, который позволил бы разрешить транспортную проблему, при этом сохранив Сухареву башню. Архитектор Фомин вскоре представил этот проект — с круговым движением по площади. Были и другие варианты — пропустить транспорт западнее башни, передвинуть её на другое место, устроить тоннель для транспорта. Всему этому, увы, не суждено было сбыться.

При разборке Сухаревой башни один из наличников окон третьего этажа сохранили и перенесли в Донской монастырь, где его вмуровали в монастырскую стену. Часы с Сухаревой башни сейчас установлены на башне Передних ворот усадьбы Коломенское. Фундаменты башни также сохранились, но скрыты под современной площадью.

В 1980-е годы исполком Москвы принял решение о восстановлении башни. Был объявлен конкурс проектов, но ни один из них не был принят. Сейчас о существовании Сухаревой башни напоминает лишь памятный знак в сквере на Садовом кольце.

План реконструкции Сухаревской площади. Архитектурная мастерская академика архитектуры И.А. Фомина. 1930-е годы. Главархив

Дворец Советов

Дворец Советов в Москве проектировался как гигантское здание высотой 420 метров, венчать которое должна была статуя Ленина высотой 70 метров. Таким образом, здание должно было стать самым высоким в мире. Под строительство было отведено место, на котором ранее стоял храм Христа Спасителя. Проект предложил Борис Иофан, а работу над памятником Ленину поручили Сергею Меркурову. Строительство было прервано с началом Великой Отечественной войны и больше не возобновлялось.

Проект Дворца Советов. Перспектива. Западный и восточный лучи связывают юго-западный район с центром Москвы. 1940–1950-е годы. Главархив

Зарядье

В соответствии с новой эстетикой советское правительство планировало расширить Красную площадь вдвое, а центральные площади — имени Ногина, Дзержинского, Свердлова и Революции в трёхлетний срок реконструировать. Территорию Китай-города хотели освободить от существующей мелкой застройки, за исключением отдельных крупных сооружений, и вместо них построить несколько монументальных зданий государственного значения.

Восьмой сталинской высоткой должно было стать административное здание в Зарядье. 32-этажный небоскрёб, заложенный в день восьмисотлетия Москвы, так и не был завершён. Все возведённые конструкции демонтировали, и в 1964–1967 годах на оставшемся фундаменте построили гостиницу «Россия».

Эскиз проекта здания Наркоматов СССР. 1930-е годы. Главархив

Закрестовский путепровод

Решение об открытии ВСХВ (ВДНХ) повлияло на реконструкцию 1-й Мещанской улицы и Ярославского шоссе. От 1-й Мещанской Ярославка отделялась путями Октябрьской железной дороги, через которые был переброшен старый путепровод. Ширина его была настолько мала, что даже трамвайные пути можно было проложить только в одну нитку.

Первый проект архитектурного решения выполнил в 1935 году архитектор Михаил Жиров. Сооружение должно было иметь невиданные для Москвы размеры: его ширина составляла 40 метров. Проект Жирова не был утверждён, и дальнейшую работу над путепроводами поручили коллективу в составе инженера Юрия Вернера и братьев-архитекторов Константина и Юрия Яковлевых. Начатое в 1936 году строительство было завершено через два года.

Дом ТАСС

В 1934–1935 годах был объявлен конкурс на строительство здания ТАСС. Он проходил в три тура, а для здания выбрали новое место — Пушкинскую площадь. Автором одного из проектов был Леонид Гриншпан — известный архитектор эпохи постконструктивизма. Впрочем, его планы в жизнь так и не претворили. Существующее здание Информационного телеграфного агентства России было построено в 1976 году на Тверском бульваре по проекту архитекторов Виктора Егерева, Анатолия Шайхета, Зои Абрамовой и Геннадия Сироты.

Большой академический кинотеатр на Театральной площади

Большой академический кинотеатр — крупное общественное сооружение, которое по плану реконструкции Москвы должны были построить на площади Свердлова (нынешней Театральной площади), напротив здания Большого театра. Поскольку кино было признано «важнейшим из искусств», новый кинотеатр должен был архитектурно подчинить себе здание Большого театра. Кинотеатр должен превзойти Большой и размерами: в театре — две тысячи мест, а в Большом кинотеатре должно было быть четыре тысячи (потом, правда, эта цифра снизилась до трёх тысяч мест).

Конкурс на проект Большого академического кинотеатра был объявлен осенью 1936 года, но все проекты в итоге были признаны неудачными, все предложенные здания страдали гигантоманией, с которой как раз начинали усиленно бороться. Несмотря на то что кинотеатр на площади так и не появился, именно его проекту мы обязаны созданию совмещённого вестибюля станций «Площадь Революции» и «Площадь Свердлова».

Проект Государственного Большого академического кинотеатра. Ансамбль площади Свердлова. Архитекторы Д.Н. Чечулин и К.К. Орлова. 1936 год. Главархив

Пантеон Славы

Пантеон в Москве — неосуществлённый проект мемориальной усыпальницы, «памятника вечной славы великих людей Советской страны», куда должны были перенести саркофаги Ленина и Сталина, а также «останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлёвской стены».

В 1953 году, сразу после смерти Сталина, был объявлен конкурс проектов пантеона, но его конкретное месторасположение не уточнялось. В центральные органы власти стали поступать многочисленные проекты, многие из которых перекликались с теми, что появились во время конкурса на сооружение Дворца Советов.

Макет пантеона Славы. Фотография. 1953 год. Главархив

Памятник челюскинцам

Возвращение с полюса челюскинцев, снятых со льдины советскими летчиками (они, кстати, стали первыми Героями Советского Союза), стало народным праздником. Поэтому Моссовет объявил конкурс на проект памятника. Монумент планировалось разместить на стрелке Обводного канала (сейчас на этом месте находится монумент в честь Петра I Зураба Церетели).

Проект памятника челюскинцам. Архитектор А.В. Власов, скульптор В.И. Мухина. 1937 год. Главархив

Детская железная дорога в Парке культуры и отдыха имени И.В. Сталина (Измайловском парке)

В 1932–1933 годах в Москве уже существовала детская железная дорога — в детгородке Центрального парка культуры и отдыха имени Горького. К концу 1930-х годов её закрыли.

Местом строительства Московской ДЖД затем избрали Общегородской парк культуры и отдыха имени Сталина в Измайлове (ныне Измайловском парке). Генеральным планом развития Москвы предусматривалось превратить этот парк в главную зону отдыха москвичей. Возле северо-западного входа должен был расположиться Центральный стадион СССР имени Сталина на 100 тысяч зрителей. В восточной части парка планировалось открыть крупнейший в мире зоопарк, а в центре парка, в пойме реки Серебрянки, обустроить огромный пруд площадью более 110 гектаров с ухоженными пляжами на 10 тысяч человек, яхт-клубом и станцией гоночных катеров.

Детская железная дорога должна была связать все культурно-развлекательные объекты парка и стать основным видом транспорта. При её создании было решено отказаться от сложившейся в те годы практики проектирования детских дорог детьми или молодыми специалистами в свободное от работы время. Был объявлен конкурс на лучший проект детской дороги и всех её сооружений. По его условиям архитектура вокзальных зданий должна была стоять на качественном уровне московского метро, сооружений канала Москва — Волга, Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и быть ярким образцом «радостной советской архитектуры». Особое внимание уделялось разнообразию стилей, а потому каждый из участников готовил проект не всей дороги, а только одного из вокзалов. Итоги архитектурного конкурса подвели весной 1940 года.

В 1940–1941 годах московские детские технические станции и дворцы пионеров провели набор в кружки юных железнодорожников. С первого же дня они были распределены по службам (движения, тяги, вагонной и так далее). Весной 1941 года, пройдя начальный теоретический курс, ребята приступили к практическим занятиям. Но поскольку дорога к тому моменту ещё не была построена, занятия проходили на предприятиях Московского железнодорожного узла. Например, юные паровозники под руководством опытных машинистов водили пассажирские поезда с Савёловского вокзала.

20 июня 1941 года окончательный вариант проекта детской железной дороги был сдан на утверждение. А через два дня началась Великая Отечественная война. После войны неоднократно предпринимались попытки вернуться к вопросу о строительстве детской железной дороги, но все они так и не увенчались успехом.

Проект вокзала детской железной дороги. Архитектор М. Смуров. 1940 год. Главархив

Как могли бы выглядеть привычные нам улицы

Амбициозные проекты реконструкции города коснулись почти всех центральных улиц и площадей нашего города. Выглядеть совсем не так, как мы привыкли, могли бы и Манежная площадь, и Тверская, и Курский вокзал.