Культура

Сказки и книга-боец. Ищем редкие издания в музеях Ивана Сытина и Николая Островского

Сказки и книга-боец. Ищем редкие издания в музеях Ивана Сытина и Николая Островского
Фото Ю. Иванко. Mos.ru
19 апреля — День российской полиграфии. Предлагаем заглянуть в мемориальные музеи двоих человек, оставивших след в книгоиздании и литературе.

В двух соседних зданиях на Тверской улице — доме 12, строении 2 и доме 14 — расположены мемориальные квартиры одного из самых известных русских книгоиздателей рубежа XIX–XX веков Ивана Сытина и писателя Николая Островского.

О квартирах, их последних обитателях и хранящихся в них редких книгах и других интересных экспонатах рассказывает Лариса Нефедова, методист по научно-просветительской деятельности Государственного музея — культурного центра «Интеграция» имени Н.А. Островского, в состав которого входят оба музея.

Фото Ю. Иванко. Mos.ru

Бесценные свидетельства времени

Книгоиздатель и книготорговец, просветитель и публицист Иван Сытин (1851–1934) прославился тем, что большими тиражами издавал дешевые книги для народа, в том числе произведения классиков. Благодаря ему в России массово читали Александра Пушкина, Николая Гоголя, Льва Толстого, Николая Лескова, Александра Блока и Сергея Есенина. 

При советской власти полиграфические предприятия Ивана Дмитриевича национализировали, а сам он остался работать консультантом в своих бывших типографиях на Тверской и Пятницкой улицах. В 1928 году за ним и его семьей закрепили квартиру в доме 12, строении 2 на Тверской улице. В пятикомнатной квартире площадью 115 квадратных метров проживали 15 человек — сам издатель, его дети и внуки. Сытин провел здесь последние годы жизни и умер в ноябре 1934-го.

Сохранилась обстановка тех времен, предметы обихода, личные вещи, а также архив семьи — фотографии, документы и письма. Экспозиция дополнена изданиями «Товарищества И.Д. Сытина и Ко», произведениями живописи и скульптуры.

Будущий издатель родился в крестьянской семье в селе Гнездниково Костромской губернии. Он всего три года проучился в школе, после чего занялся торговлей. Работая в книжной лавке купца Шарапова в Москве, он сумел основать свое дело — издание и продажу лубочных картинок, которые в конце XIX века были очень популярны у крестьян. Картинки с религиозными сюжетами или незамысловатыми сценами из повседневной жизни изначально были черно-белыми. Раскрашивали их натуральными красками деревенские женщины и дети. За каждую тысячу картинок они получали 25 копеек.

Готовые картинки Сытин отдавал на реализацию офеням — торговцам мелкой галантереей, ходившим по селам и деревням. На вырученный от продажи лубков капитал Иван Сытин купил свой первый печатный станок. Он начал печатать еще и простые книжки, которые пользовались большим успехом.

«Издания скромных размеров на самой тонкой и дешевой бумаге и с яркими обложками стоили две — три копейки, но были доступны широким слоям населения. “Астрологические предсказания”, “Ночь под Рождество”, “Бова-королевич” — часто эти книжки писали недоучившиеся студенты. Но были и классические произведения. Особенно нравились читателям приключения и страшные истории», — рассказывает Лариса Нефедова.

В постоянной экспозиции музея можно увидеть альбом 1900 года с воссозданными старинными лубками, который Иван Сытин возил на выставку за границу. К созданию лубков он привлекал и профессионалов. Например, юмористический лубок «Цыган, мужик и его кобыла» рисовал Михаил Микешин — автор скульптурной композиции «Тысячелетие России» в Великом Новгороде. Однако крестьянам не понравился сюжет, по которому смекалистый цыган смеется над простоватым мужиком, и лубок не пользовался спросом. Микешин был недоволен оплатой и перестал сотрудничать с издателем.

Фото Ю. Иванко. Mos.ru

«Ваня-сладкоежка» и «Ясное солнышко»

В конце XIX — начале XX века, с ростом интереса к детской психологии, появляются детские писатели и специальная детская литература. На выставке представлены первые российские книги для юных читателей, напечатанные в типографиях Сытина. Стоили они недорого. Популярное произведение «Ваня-сладкоежка» содержит назидательные стихи для детей. С Сытиным сотрудничала Клавдия Лукашевич, написавшая книгу «Ясное солнышко» о своей умершей от болезни дочери. Произведения для детей писала и мать Алексея Толстого Александра Бостром — «Как Юра знакомится с жизнью животных», «Два мирка». А Раиса Кудашева, автор слов самой известной в России новогодней песни «В лесу родилась елочка», написала рассказы «Сестрица-певица» и «У чужих».

Гости могут увидеть книги, которые иллюстрировали известные российские художники Алексей Комаров, Николай Бартрам, Елизавета Бем, Александр Апсит, Георгий Алексеев, Сергей Ягужинский и Василий Спасский. Это «Колобок», «Мальчик-с-пальчик», «Золушка», сказки Александра Пушкина и другие издания. Представлена и яркая книжка в форме собачки, которую можно было повесить на елку как подарок ребенку.

Один из самых интересных экспонатов — изданная незадолго до революции 1917 года детская энциклопедия. Книга снабжена яркими иллюстрациями, проложенными для сохранности папиросной бумагой.

«Книга, вышедшая в 10 томах, была оформлена по образцу английского аналога — в ней дети могли найти ответ практически на любой вопрос об окружающем мире и увидеть редких бабочек, доисторических животных, минералы или памятники», — говорит Лариса Нефедова.

В 1885 году Иван Сытин впервые в России начал издавать календари для детей и взрослых, а потом и отрывные календари. Они были в каждой третьей семье. Выпускал самую известную и доступную газету «Русское слово» и иллюстрированное приложение к ней — «Искры». В экспозиции представлен номер «Русского слова» с большим портретом Николая Гоголя на обложке.

И снова 1 января. Как Иван Сытин перевернул представления о календаре От берестяной грамоты до книги: Главархив — о развитии детской литературы

 

Трость великана

Издатель принял революцию 1917 года, и взгляды Сытина отразились на его продукции. В музее можно увидеть календарь, на котором изображены рабочий с молотом и крестьянин с серпом, стоящие по бокам от женщины в кокошнике, символизирующей советскую Россию, но как будто сошедшей со старинной иконы.

«Иван Сытин был религиозным человеком. Он издавал церковную литературу, занимался благотворительностью. Чтобы народу стали доступны произведения лучших современных писателей, он привлекал их к сотрудничеству, часто не имея от этого прибыли», — отмечает Лариса Нефедова.

Сохранился также кабинет Ивана Сытина: его кресло, стол, чернильница, альбом для фотографий и даже трость, по длине которой можно понять, насколько высоким человеком был издатель. Здесь же в витрине — трудовая книжка. Советская власть предоставила Сытину персональную пенсию — 250 рублей. В то время это были немалые деньги.

В коридоре можно увидеть большой фотопортрет издателя с женой Евдокией 1901 года в тяжелой бронзовой раме.

Книгоиздатель, миллионер, просветитель: в столице открыли Музей-квартиру Ивана Сытина

 

Книга-боец

По мраморным лестницам дома 14 на Тверской улице поднимались многие знаменитости: Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Александр Серафимович, Всеволод Мейерхольд, Зинаида Райх. Они навещали одного из жильцов — Николая Островского. Советский писатель провел здесь последний год своей жизни и умер в 1936-м. Он прожил 32 года, из которых девять лет был прикован к постели.

Этот дом — памятник истории и культуры Москвы XVIII–XIX веков. При входе в музей расположена небольшая экспозиция, посвященная княгине Зинаиде Волконской. В этом доме на ее литературно-музыкальных вечерах бывали Александр Пушкин, Евгений Баратынский, Адам Мицкевич, Петр Вяземский и Дмитрий Веневитинов.

В конце XIX века дом приобрел купец-миллионер Григорий Елисеев. Он открыл здесь магазин, а на оставшихся площадях обустроил доходные квартиры. После революции в этих квартирах с хрустящим дубовым паркетом и шестиметровыми потолками жили важные для советской власти люди.

Квартиру Николаю Островскому выделил Моссовет в 1935 году, когда он уже написал свой частично автобиографический роман «Как закалялась сталь». Писателю предоставили мебель, сделали ремонт.

Квартира состоит из прихожей и двух комнат. При входе гости могут увидеть вещи семьи Островских: семиструнную гитару, на которой любил играть писатель, его письмо отцу, фотографии родителей, прижизненные портреты классика. Хранится здесь и транспарант, с помощью которого Николай Островский писал, когда ослеп и с трудом двигал руками.

В отдельной витрине — первое издание романа «Как закалялась сталь» и многочисленные книги из разных стран.

«У нас хранятся особые книги-бойцы, владельцы которых прошли с ними всю войну. Образ Павки Корчагина вдохновлял советских солдат. Когда на всех экземпляров книги не хватало, ее делили по главам, а если страницы терялись, пересказывали товарищам содержание своими словами», — говорит Лариса Нефедова.

 

Вдохновляет своим примером

Сотрудники музея создали экспозицию, посвященную иллюстраторам, которые работали над различными изданиями необыкновенно популярного произведения. С 1930-х по 1980-е годы общий тираж 536 изданий «Как закалялась сталь» составил 36 416 экземпляров. Роман был переведен почти на 60 языков мира. Художники Михаил Горшман, Владимир Минаев и Мария Маризе каждый по-своему видели образ Павки Корчагина, его встречу с матросом Жухраем, работу в станционном буфете, выступления на партсобраниях.

Письменный стол, книжный шкаф, кабинетный диван с креслами, металлическая кровать, коврик на стене, пианино, патефон, радиоприемник — в такой обстановке жил писатель, который уже не мог встать, полностью ослеп и испытывал страшные боли. При росте 180 сантиметров он весил 34 килограмма. На кровати — легчайшая деревянная палочка, единственное, что он мог взять в руки. Отрадой для Островского была музыка — секретарь часто играла для него на пианино. Особенно писатель любил песню «Орленок» и джазовые композиции.

В соседней столовой-гостиной за месяц до смерти Островского прошло выездное заседание советских писателей, на котором обсуждали его новый роман «Рожденные бурей». Это событие запечатлено на представленной здесь картине Сергея Викторова. В книжном шкафу писателя можно увидеть его любимые книги. На стене — одна из его последних фотографий. На ней Островский запечатлен вместе с женой Раисой.

«Пример Николая Островского вдохновлял людей с инвалидностью. Так, один из его читателей лишился рук во время войны, но, несмотря на это, сумел стать художником. На базе нашего учреждения работает методический центр, который помогает организовать в музее доступную среду для людей с инвалидностью», — рассказывает Лариса Нефедова.

В 2018 году Правительство Москвы учредило премию Мэра Москвы имени Н.А. Островского, чтобы поощрить талантливых людей с ограниченными возможностями здоровья и привлечь внимание к их проблемам.