Львенок в кальянной и тигренок в подвале: откуда центр реабилитации спасает диких животных

Львенок в кальянной и тигренок в подвале: откуда центр реабилитации спасает диких животных
Фото М. Денисова. Mos.ru
Центр реабилитации диких животных — уникальное учреждение, которое помогает львам, тиграм, волкам, птицам, обезьянам. Здесь их выхаживают и лечат, а также ищут для них достойный зоопарк либо выпускают их в природу.

Примерно в 55 километрах севернее Москвы, недалеко от города Яхрома, находится уникальное место, где обитают около 600 диких животных, от сов, волков и черепах до тигров и обезьян. Некоторые из них раньше жили у безответственных хозяев, а кого-то пытались ввезти в страну контрабандисты.

Центр реабилитации диких животных напоминает зоопарк, но с одним существенным отличием — посетителей здесь обычно не бывает. Как центр заботится о своих подопечных, mos.ru рассказал Сергей Бурмистров, начальник отдела сохранения биоразнообразия столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды.

Сергей Бурмистров. Фото М. Денисова. Mos.ru

Кто в центре живет

Территория центра реабилитации диких животных огорожена, проезд — через ворота с охраной. Внутри множество вольеров, павильонов, клеток и зданий. Всем животным, которые попадают сюда в плачевном состоянии, помогают специалисты. Их выхаживают, лечат и кормят, а также заботятся о них. При этом никакая дрессировка или одомашнивание здесь не практикуется.

Сегодня в центре живут дикие животные, хищные и травоядные, которые обитают в разных уголках мира. Здесь можно встретить тигра и львов, волков и лис, песцов, енотов, обезьян, экзотических змей и игуан. Содержатся тут и разные птицы, в том числе заморские попугаи, пеликаны и журавли.

Только в 2021 году в центр поступило 120 животных, в том числе песец, шесть приматов, четыре енота, 13 экзотических змей, четыре лисы, несколько уток, десятки ястребов и сов. Из них 58 особей, которые обитают в средней полосе России, успешно адаптировали и выпустили на волю.

А кто-то из зверей обрел новый дом. Например, один из прошлогодних новоселов — крокодил. Его нашли в подсобке зоомагазина, продавцы не смогли представить нужных документов. Но опасную рептилию забрали достаточно быстро, теперь крокодил живет в эколого-биологическом центре Костромы.

Вообще, крокодилы требовательны к условиям содержания. Им нужен большой бассейн с температурой воды около 30 градусов. Таких рептилий центру содержать сложно, но специалисты справились с этой непростой задачей.

«В нашем центре создана инфраструктура для обеспечения подопечных кормом. К примеру, у нас есть инкубаторы с цыплятами для хищников. Есть автономный дизель-генератор на случай, если в деревне отключат электричество», — объясняет Сергей Бурмистров.

Один из питомцев центра — рысь по имени Барсик. Дикая кошка живет тут уже 10 лет: хозяин отдал зверя, понимая, что не справится с содержанием. Из соседнего загона на рысь смотрят три любопытствующие мохнатые головы. Этот местный Змей Горыныч — семья верблюдов: самка, самец и подросший детеныш. Им также повезло, ведь владельцу вовремя хватило смелости отказаться от диковинных питомцев и признать, что он не справляется.

«Животные к нам попадают разными путями. Например, в случае добровольного отказа. Человек звонит нам и говорит, что больше не может содержать дикого питомца. Граждане имеют на это право по закону», — говорит Сергей Бурмистров.

И Барсик, и верблюды прекрасно себя чувствуют в условиях русской зимы. Красивая зимняя шуба дикой кошки хорошо защищает ее от минусовых температур, а корабли пустыни, несмотря на стереотипы, имеют густую теплую шерсть и мощные копыта, которыми удобно разгребать сугробы.

Спасти из лап злоумышленников

Но не всем животным везет вовремя оказаться в стенах центра. Многие из них попадают к специалистам в плохом состоянии. Их изымают из частных рук, забирают у недобросовестных владельцев или из зоомагазинов и даже ресторанов, где экзотические детеныши служат развлечением для посетителей.

«Был случай, когда в кальянной держали львенка, он свободно ходил между посетителями. Малыш был в ужасном состоянии, обессиленный и грязный. Мы его месяц откармливали», — вспоминает Сергей Бурмистров.

Еще одна дикая кошка, которая попала в центр в ужасном состоянии, — бенгальский тигр Нур. Сейчас ему полтора года, и он с интересом выходит знакомиться с гостями, бегает, бросается на клетку и резвится в снегу, будто домашний кот, только очень большой. Но когда Нура изымали у незаконных торговцев в октябре 2020 года, это был грязный трехмесячный котенок из подвала, голодный и постоянно пищащий.

Рядом с бенгальцем находятся вольеры других диких или крупных кошек — леопарда Тихона и львицы Гелы, у которой родовая травма лапы. Ей делали операцию, вставляли штифты и пластины, но до конца вылечить так и не смогли.

Нура надеются пристроить в зоопарк, но пока достойных предложений не поступало. Всем интересны амурские тигры, а бенгальские спросом, к сожалению, не пользуются. К примеру, бывший питомец центра «Амурский тигр» Тамерлан уехал в Ярославский зоопарк и теперь живет, как царь, в вольере площадью три тысячи «квадратов».

Иногда представителей средней полосы, например лосей или хищных птиц, выпускают в дикую природу. Однако этот вариант подходит не всем воспитанникам центра.

«Делать это нужно очень аккуратно и грамотно, подумать, сможет ли выжить особь. Ведь там им необходимо самим добывать корм. К примеру, бывает так, что сова всегда жила с человеком и никогда не видела дикую серую мышь, потому что ее кормили белыми. И скорее всего, в природе она станет искать именно белого грызуна, и, естественно, не сможет его найти. Важно проверить навыки животного, понять, сможет ли оно добывать себе видоспецифичную пищу», — объясняет Серей Бурмистров.

Экзотическая контрабанда

Небольшие экзотические животные попадают в центр в том числе после задержания контрабандистов.

«Попугаев возят в очень маленьких клетках, их связывают и складывают штабелями. Они там лежат без движения в полной темноте. В самолете их провозят в ручной клади, иногда сдают в багаж. Многие из них погибают. Я помню партию, в которой было 600 различных экзотических птиц, из них не выжил ни один волнистый попугай», — рассказывает Сергей Бурмистров.

Чаще всего незаконно в страну завозят рептилий, в том числе ящериц и хамелеонов. Популярны и небольшие черепахи — в теплом вольере центра работает террариум с 40 маленькими среднеазиатскими черепашками, которых изъяли у контрабандистов.

Фото М. Денисова. Mos.ru

А в 2016 году в приют попали 10 редчайших калимантанских безухих варанов, которых также везли незаконно.

«После обнаружения ящеров с нами связались таможенники, а мы, в свою очередь, отправили фото зверей специалистам. Один сразу же ответил, что это очень редкие калимантанские безухие вараны. Их всего в неволе сто штук, а в России не было тогда ни одного. Эти вараны очень требовательны к содержанию и кормлению, поэтому всего в течение суток мы их передали в Московский зоопарк. Они и сейчас там, при этом смогли впервые в истории зоопарков дать потомство», — вспоминает Сергей Бурмистров.

Эксклюзивные условия

Центр реабилитации диких животных постоянно растет. Несколько лет назад здесь открыли большой обезьянник, а позднее — новые вольеры для птиц.

В прошлом году открылось большое помещение для попугаев. Внутри него очень шумно и пестро — пернатые, кажется, соревнуются, чей крик окажется громче. Здесь можно встретить огромного сине-желтого ару и его более мелких зеленых родственников, серебристых жако, розовогрудых какаду и других попугаев.

Рядом высиживают яйца редкие венценосные журавли. Чтобы не мешать процессу, уголок для них отгородили деревянными пластинами. Чуть поодаль важно ходят еще более редкие японские журавли.

Особенность центра в том, что сначала появляются животные, а потом для них строят вольеры — с учетом специфики содержания.

«Мы не можем знать, кто у нас появится в ближайшее время, или предусмотреть идеальные помещения под всю фауну мира. Поэтому часто наш центр используется именно для передержки. Бывали случаи, когда животное уже через два дня уезжало от нас в зоопарк», — говорит Сергей Бурмистров.

Однако самое шумное место в центре, даже по сравнению с царством попугаев, — это обезьянник. Здесь живут хулиганистые черные мангобеи со смешными хохолками на голове, лемуры с полосатыми хвостами, которые попали сюда из контактного зоопарка, мартышки Бразза с белой бородкой и зеленые мартышки. И это не просто название вида, их шерсть действительно имеет травянистый оттенок.

Сергей Бурмистров говорит, что обезьяны часто попадают сюда из различных кафе и других развлекательных мест. Бывает, что их держат в квартирах и, понимая, что не справляются, отдают в центр.

«На самом деле содержать мартышку дома довольно суматошно. Они совершенно не понимают норм поведения. Поэтому все равно это заканчивается клеткой. То же самое и с енотами. Они только на видео красиво бегают по квартире. На самом деле все остальное время они сидят в клетке, потому что их нельзя одних оставить дома — всё разнесут», — поясняет специалист.

Сергей Бурмистров добавляет, что содержание любого дикого животного — большой труд. Поэтому если кто-то хочет этим заниматься, то должен понимать, что придется тратить много времени.