Сергей Собянин ответил на вопросы горожан в прямом эфире

Сергей Собянин ответил на вопросы горожан в прямом эфире
Пресс-службы Мэра и Правительства Москвы. Евгений Самарин
Мэр Москвы провёл прямой эфир на телеканале «ТВ Центр». Во время интервью Сергей Собянин ответил на большое количество вопросов, которые волнуют горожан. Речь шла о реформах здравоохранения и образования, миграционной политике, грядущих выборах и благоустройстве города.
 

Алексей Фролов: Традиционный формат общения Мэра с горожанами в этом году имеет всё-таки свои особенности — это большой политический год. Впереди главное политическое событие — осенью мы будем выбирать депутатов Государственной Думы. Выборы пройдут в сентябре, и, конечно, для Москвы как для столицы нашей страны, как для города с многомиллионным населением это очень и очень ответственное время. Поэтому я предлагаю начать всё-таки с круга политических вопросов. Если позволите, Сергей Семёнович, первый вопрос задам Вам я. Список кандидатов от партии «Единая Россия» ещё не утверждён, но Вас называют номером один в этом списке. Вы уже дали своё согласие?

Сергей Собянин: Алексей, во-первых, я должен сказать, что это ответственное время не только для Москвы, для каждого москвича, но и для каждого гражданина России, потому что мы выбираем парламент, от работы которого зависит и работа Правительства в целом, и Президента. Потому что если парламент будет адекватный и конструктивный, то те проблемы, которые сегодня возникают, можно будет решать эффективно и быстро. Если там будет нечто вроде шоу, то и жизнь такая же будет. Поэтому нужно, конечно, крайне ответственно относиться к выборам и ответственно делать свой личный выбор.

Что касается меня, вопрос о том, возглавлю я список по Москве или нет, пока ещё не решён съездом, если съездом будет предложено, я отказываться не буду.

Алексей Фролов: Перед каждыми выборами очень много обсуждают вопрос о честном и открытом голосовании, скажите, что сделано в Москве для того, чтобы это голосование действительно было честным, открытым и прозрачным?

Сергей Собянин: Алексей, москвичи в последние годы убедились в том, что выборы проводятся реально конкурентные и честные, и ситуация изменилась, на мой взгляд, кардинально за последние годы. Это и выборы Мэра Москвы, и выборы в городской парламент — всё это, вся работа избирательных участков проходит под пристальным вниманием общественности, под видеокамерами, создан специальный совет при Общественной палате, куда приходят все желающие поучаствовать в контроле за выборами. Все избирательные участки полны наблюдателей от конкретных кандидатов и партий. Так что я уверен, что и эти выборы будут максимально открытыми и честными.

Алексей Фролов: Давайте обратимся к тем, кто пришёл сегодня сюда, на встречу с Вами, и предоставим любому желающему задать вопрос Мэру Москвы. Прошу вас.

— Уважаемый Сергей Семёнович, полюбуйтесь, какая многоликая у нас аудитория сегодня, причём здесь представители всех поколений: и многодетные мамы, и сердобольные бабушки, и прогрессивно мыслящая, дерзкая молодёжь. Давайте, если позволите, с неё и начнём. Вот молодой человек давно уже тянет руку. Вам слово. Представьтесь, пожалуйста.

— Добрый вечер, Сергей Семёнович. Меня зовут Коновалов Владислав, я являюсь студентом Московского государственного университета имени Михаила Васильевича Ломоносова. И вопрос у меня, собственно, такой: предвыборные месяцы становятся для некоторых кандидатов временем популистских лозунгов, которые обещают светлое и сытое будущее, собственно, по Вашему мнению, что можно противопоставить этим популистским лозунгам? Спасибо большое.

Сергей Собянин: Очень хороший, правильный вопрос. Такой жанр вообще предвыборный — когда кандидаты в депутаты стараются дать максимум обещаний, и слава богу, что всем завиральным обещаниям москвичи уже давно не верят и реально оценивают тех или иных кандидатов. Это во-первых. Во-вторых, если говорить о «Единой России», за тот короткий промежуток времени, когда проходили праймериз в «Единой России», был решён целый ряд абсолютно конкретных вопросов.

В частности, были возвращены льготы инвалидам на коммунальные услуги, открыты детские школьные городские лагеря, ещё целый ряд вопросов был решён по оказанию поддержки инвалидам, в частности обеспечение их жильём. И ряд других конкретных вопросов в каждом округе. Поэтому противопоставить есть что, сравнить есть с чем. Спасибо.

Алексей Фролов: Давайте от большой политики перейдём к вопросам нашей повседневной жизни, поскольку и наша повседневная жизнь от этой политики напрямую зависит. Давайте просто сейчас вспомним, какой Москва была и какой она стала. Мы ведь очень быстро привыкаем к комфорту, к удобному, безопасному, очень дружелюбному городу, а ведь всего пять лет назад Москва была совершенно другой.

Просто давайте вспомним, как реклама кричала буквально с каждой стены, как за пёстрыми рекламными перетяжками едва просматривались кремлёвские башни, как громили памятники архитектуры — мы все это помним — и как в ходу был такой лозунг: «Сегодня мы построим лучше, чем в XIX веке!» А вы помните эти разбитые дороги, когда по Москве больше не ехали, а стояли? Стояли не на дорогах, а стояли в этих ухабах. И всё свободное городское пространство представляло из себя одну большую парковку. Вспомните: стояли во дворах, стояли на тротуарах, на Садовом кольце парковка была просто в три ряда. Городской транспорт вообще был в городе самым настоящим изгоем. Это сейчас мы называем Москву европейской столицей, а ведь совсем недавно она была просто каким-то восточным базаром. ВДНХ прозвали всероссийской шашлычной, а в «Лужниках» царил вечный праздник, но не спорта, а праздник торговли: там стояли просто десятки, а может быть, даже сотни ларьков. За контрабандным товаром, вспомните, куда отправлялись? Вся Москва ехала на легендарный Черкизовский рынок. И конечно, толпы нелегалов прибывали в Москву неизвестно как, работали неизвестно на кого и, едва говоря по-русски, обживали целые районы Москвы.

Ещё 10 лет назад москвичи, выходя из дома, направлялись в гости, в кино, в театр, в кафе, но такой привычки — просто прогуляться по московским улицам, походить по бульварам, посидеть в уютных скверах — такой привычки у москвичей просто не было, точнее, у них не было возможности. Вот сейчас такая возможность появилась, и молодое поколение горожан живёт именно так, потому что городская среда стала по-настоящему комфортной.

Теперь давайте поговорим об актуальных городских проблемах и начнём, пожалуй, с транспорта — с транспорта личного и общественного. Пожеланий, вопросов у горожан очень много, и сейчас я вижу в зале много людей, которые имеют вопросы по этой теме. Давайте предоставим слово горожанам, которые пришли сюда, на встречу с Мэром.

— Да, нам очень приятно видеть таких активных участников сегодняшней дискуссии. Пожалуйста.

— Добрый вечер. Седых Никита, студент медицинского колледжа № 7. Сергей Семёнович, скажите, пожалуйста, оправдались ли ваши ожидания по введению платной парковки? Каких результатов по разгрузке дорог удалось достигнуть?

Сергей Собянин: Никита, парковки — это один из элементов той транспортной политики, которую мы проводим, включая и строительство дорог, метро, радиальных направлений железной дороги и так далее. И сложно вычленить из всего этого комплекса именно эффект от парковок. Но очевидно, что когда мы вводили платную парковку в центре города, то и количество машин в центре стало меньше, и скорость стала больше. И за последние годы транспорт поехал быстрее, количество людей, которые передвигаются на общественном транспорте, стало больше. Сам общественный транспорт стал ходить более регулярно и с большей скоростью. Это, собственно, и есть тот эффект, которого мы ждали.

Хотя, Алексей, должен сказать, конечно, это крайне непопулярная мера, и многие говорят, зачем, зачем её расширять, зачем такие цены и так далее. Но мы просто забываем тот период времени, когда те же автомобилисты, которые сегодня ворчат, стояли в пробках и ругали почём свет власть предержащую. Сегодня они едут.

Да, конечно, проблемы остаются, не безоблачная ситуация в Москве, но, по крайней мере, сдвижки очевидны. Спасибо.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, сейчас я предлагаю посмотреть видеовопрос по достаточно болезненной тоже парковочной теме.

— Меня зовут Дубовцева Марина, мы живём в Конькове. В нашем дворе часто ставят машины люди, которые приезжают из ТиНАО, из Троицка, Ватутинок на работу и ставят свои машины в нашем дворе. Можно ли что-нибудь с этим сделать? Например, сделать большие парковки на Тёплом Стане или в Конькове, чтобы люди из загорода, едущие в центр на работу, не оставляли машины в нашем дворе и чтобы мы могли там свободно ходить и ставить свои машины около дома? Спасибо.

Сергей Собянин: Закономерный вопрос. Во-первых, мы, конечно, будем делать перехватывающие парковки, если говорить о том направлении, и в Тёплом Стане будет сделана ещё одна дополнительная перехватывающая парковка. И сегодня мы ввели в Саларьеве метро, возле которого парковка на две тысячи мест, но она, очевидно, недостаточна, будем и её расширять. Это с одной стороны. А с другой стороны, у москвичей есть возможность защитить свои дворы от приезжих машин. Для этого необходимо установить шлагбаум. Все необходимые документы управа должна помочь вам собрать, помочь вам провести собрание и, более того, компенсировать значительную часть затрат на установку шлагбаума. Сегодня уже несколько сотен дворов в Москве воспользовались такой возможностью.

Алексей Фролов: А теперь давайте перейдём от транспорта личного к транспорту общественному. Много вопросов приходит от москвичей по поводу столичного метрополитена, по поводу новых станций метро. От себя, если можно, добавлю такой вопрос. В условиях экономического кризиса планы Правительства Москвы по введению в строй новых станций каким-то образом изменились?

Сергей Собянин: Нет, не изменились. Мы активно продолжаем строить метро. И здесь больше ограничителей не в том, что мы уменьшаем финансирование, а в производственных возможностях самих метростроителей, что метростроение в России, к сожалению, за последнее десятилетие пришло в упадок, и нам пришлось собирать строителей, специалистов со всего бывшего Союза.

Тем не менее я должен сказать, что в ближайшие годы будет вводиться примерно по десятку станций метро в Москве ежегодно. Мы должны ввести такие ветки, как Кожуховская до Некрасовки, Солнцевскую ветку, которую уже давно ждут жители в Солнцеве и Переделкине. Дмитровская ветка будет продлена и ряд других станций, включая часть Третьего пересадочного контура, который должен разгрузить основную Кольцевую линию метро.

Поэтому мы не собираемся снижать темпы метростроения. Более того, я ещё раз скажу, что большое количество тех задельных объектов, над которыми мы работали в предыдущие годы, будут уже выходить и сдаваться в эксплуатацию.

Алексей Фролов: По маршрутным такси было достаточно много вопросов. И вопросы есть у нашей аудитории.

— Да, действительно, сегодня у нас очень активная молодёжь и в Москве в целом, и в этой студии особенно. Очаровательная девушка просто рвётся в бой.

— Здравствуйте, Сергей Семёнович, меня зовут Овчинникова Юлия, я именно стипендиат Правительства Москвы. Насколько мне известно, в Москве совершенно недавно завершилась программа по замене маршруток небольшими стандартными автобусами. В связи с этим у меня есть несколько вопросов. Во-первых, в чём экономическая выгода данного проекта? И во-вторых, не снизится ли уровень комфорта пассажиров и скорость их перевозки? Ведь на конечных остановках очень часто водители маршруток просто стоят и ждут, пока не закончатся все посадочные места.

Сергей Собянин: Юля, вопрос понятен. Мы подошли вплотную и начали реализовывать одну из сложнейших реформ в городе — ту, что касается наземного общественного транспорта. Долгие годы к ней не могли, не хотели, боялись подступиться. В результате у нас работал Мосгортранс, машины которого соответствовали стандартам. Требования к водительскому составу, требования работы по графику — всё более-менее соблюдалось. Весь остальной коммерческий сектор, который работал на маршрутах, по большому счёту, извините за грубое слово, наплевал на это: старые автобусы, старые маршрутки, непонятно какие водители непонятно по какому графику ездят.

Всё это будет заменено в течение этого года. Часть маршрутов уже вышли и работают по новой схеме по городскому заказу. Что это означает? Это означает, что все автобусы, независимо от того, частные они или государственные, должны соответствовать современному стандарту — и экологическому, и с точки зрения комфорта пассажиров. Это первое. Второе — они должны двигаться строго по графику и строго по тем маршрутам, которые мы обозначили.

И третье. Маршруток в прежнем виде не будет, будут ходить небольшие автобусы, но точно по графику и по городскому тарифу, и обслуживать все категории жителей, включая и льготные категории, которые ранее никакими маршрутками не обслуживались.

Таким образом, порядка на общественном транспорте будет больше, он ходить будет чаще и будет комфортнее для жителей.

Алексей Фролов: Пожалуйста, ещё один вопрос из зала по этой важной теме.

— Алексей, в этой части зала есть вопрос на актуальную, волнующую транспортную тему.

— Танкова Ольга Владимировна, член правления ТСЖ. Правда ли, что от троллейбусов в Москве будут постепенно отказываться? И почему решили это делать постепенно?

Сергей Собянин: Мы вообще не решили отказываться от них ни сразу, ни постепенно. Просто часть троллейбусов, которые сегодня ходят в центре города, мы меняем на комфортные автобусы, потому что центр города и так перегружен. Им сложно передвигаться в силу технических особенностей. Мы их заменили комфортными автобусами, которые стали ходить быстрее и более регулярно. И большинство тех, кто сегодня пользуется, никаких жалоб по отношению к ним не предъявляет. Но при этом мы высвобожденные троллейбусы передвинули, переместили на другие маршруты, действующие в городе, и, таким образом, там частота движения троллейбусов увеличилась. То есть мы ни одного троллейбуса с линий городских не сняли. Мы просто из центра их передвинули на другие маршруты, в частности магистральные маршруты, где достаточно комфортно двигаться на троллейбусах. Поэтому мы не собираемся убирать троллейбусы, как вы сказали, ни постепенно, ни сразу, но там, где есть необходимость заменить их автобусами, — мы заменяем для того, чтобы улучшить движение транспорта, в том числе и перевозку пассажиров.

Алексей Фролов: У горожан много вопросов по строительству кольцевой железной дороги. Давайте послушаем и посмотрим этот вопрос.

— Когда появится низкопольный общественный транспорт, в который можно въехать на колясках, в частности трамваи по Бульварному кольцу? Очень интересует. Я уже в Мосгортранс писала, они сказали: «Ждите». Обещанного очень долго что-то ждать. Уже давно ждём.

Сергей Собянин: Действительно, очень правильный вопрос о трамвайном движении в Москве. Мы в настоящее время проводим огромную реконструкцию трамвайных путей в городе. Основную массу мы уже отремонтировали. Тем не менее будем продолжать эту программу, чтобы все трамвайные пути были комфортными. Что это означает? Это мягкий ход, отсутствие стыков, отсутствие шума от трамваев, что очень важно для жителей, которые живут рядом с трамвайными путями. Это первое. Второе — мы одновременно с этим начали закупать новый подвижной состав трамваев, как уже девушка сказала, чтобы эти трамваи были низкопольные, комфортные, современные и так далее. Но оказалось, что в России таких трамваев не производят в принципе. Покупать старые модели не хотелось. Поэтому поставили перед отечественными машиностроителями задачу создать такой современный трамвай. Как нам заявляют, он создан. Поэтому мы с этого года уже отказываемся от закупок любых импортных машин (а мы такой эксперимент проводили, покупая польские трамваи — красивые, но импортные и очень дорогие), и в этом году уже проведём первый конкурс на наши отечественные трамваи, но по стандарту не хуже европейских.

Поставили себе задачу ежегодно как минимум по 50 трамваев новых закупать, постепенно обновляя парк. Мы сказали о трамваях. На самом деле мы провели огромную работу по замене автобусов, и сегодня практически весь парк Мосгортранса заменён на современные низкопольные автобусы. Как я сказал, коммерческие автобусы в течение года тоже должны быть заменены на современные автобусы. На треть уже обновлён парк поездов метро. И в этом году мы должны получить первые суперсовременный, нового поколения поезд метро, который дальше будет уже такой визитной карточкой метро.

Алексей Фролов: Но это был вопрос от молодой мамы по проблеме, очень близкой ей, ну а теперь давайте перейдём к вопросу по кольцевой железной дороге Москвы.

— Слышала, что в Москве строится кольцевая железная дорога. Когда она заработает, сможет ли она разгрузить метро и как близко будут расположены станции железнодорожные к станциям метро и к общественному наземному транспорту?

Сергей Собянин: Все знают, что, помимо Бульварного, Садового кольца существует Трёшка так называемая, МКАД. Даже были попытки построить четвёртое кольцо.

В метро существует одна Кольцевая и больше ничего. К чему это приводит? Все пассажиры и на пригородных поездах, и на метро двигаются в центр, доезжают в лучшем случае до Кольцевой, пересаживаются и начинают движение по другим радиальным направлениям. В результате что? У нас все радиальные направления перегружены, особенно ближе к центру, и Кольцевая метро самая перегруженная. Для решения этого вопроса есть два проекта. Первый — это МКЖД. Это, по сути дела, наземное кольцо метро, которое будет осуществлять пересадку по радиальным направлениям железной дороги и метро, и подземное кольцо, по которому мы также приступили к строительству, то есть это уже Третий пересадочный контур. В этом году сдаётся Второй пересадочный контур в виде так называемого МКЖД — это старая железная дорога, которая в своё время в серединной части Москвы проходила и обслуживала промышленные территории. Мы сделали специальные магистральные пути, электрифицировали и интегрируем МКЖД с метро и пригородом. Таким образом, мы получаем, по сути дела, Второй пересадочный контур для метро и Первый пересадочный контур для пригородных электричек. Это мегапроект, крупнейший в Европе, который будет перевозить около 250 миллионов пассажиров в год. Надеюсь, что этот проект в значительной степени поможет и разгрузит действующие станции метро, и в том числе Кольцевую.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, насколько мне известно, Общественная палата обратилась к Вам с просьбой вернуться к вопросу о присвоении названия новой платформе МКЖД, а в ноябре прошлого года в системе «Активный гражданин» прошло голосование о переименовании или сохранении прежнего названия городских объектов, носящих имя Войкова. Хотелось бы услышать Ваше мнение, Вашу позицию.

Сергей Собянин: Да, такое обращение, Алексей, есть. Оно обусловлено чем? Хотя, казалось бы, горожане чётко высказали свою позицию: они не хотят переименовывать станцию метро «Войковская», но в вопросе звучало не только о станции метро, но и о платформе МКЖД под рабочим названием «Войковская». Этой платформы сегодня не существует, и официального названия тоже не существует. Но горожане голосовали, как считают представители Общественной палаты, в совокупности и в большей степени за метро «Войковская», а не за платформу. Давайте проверим желание москвичей. Никаких возражений нет. Давайте проголосуем отдельно, как будет называться платформа МКЖД в районе станции метро «Войковская». Как москвичи скажут — так и будет.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, в этом году День города впервые совпадает с Днём памяти трагедии в Беслане — это 3 сентября. Вы не считаете нужным перенести праздничные мероприятия, скажем, на следующую неделю, чтобы отдать дань памяти погибшим и в то же время чтобы оставить горожанам возможность отдохнуть в ходе этих праздников?

Сергей Собянин: В первые выходные сентября мы празднуем День города — такая традиция достаточно давняя, хотя не вечная. Она определена законом города Москвы, но тем не менее это никакая не догма. Вполне можно сделать и первые выходные, и вторые выходные сентября — это вполне приемлемо, чтобы вот в таких случаях, когда праздник совпадает с такой трагедией, можно было эти события развести и дать возможность действительно достойно отметить День города. Но для этого необходимо тоже на «Активном гражданине» выявить мнение горожан, изменить городской закон и только после этого уже переносить дату праздника. Но я думаю, что мы так и сделаем — обратимся к горожанам.

Алексей Фролов: Давайте перейдём к ещё одной актуальной для горожан теме — это строительство и капитальные ремонты. Прежде всего вопрос по дорожному строительству. Сколько сложных развязок было реконструировано и как Вы вообще оцениваете объёмы дорожного строительства в Москве за последние пять лет?

Сергей Собянин: Объёмы дорожного строительства в Москве просто колоссальные, они беспрецедентные, хотя по количеству — по километрам — это не так много. Но каждый километр в Москве — это огромное количество перекладки коммуникаций, это сложные инженерно-технические сооружения, развязки, эстакады. Это очень сложное строительство и с точки зрения того, что происходит в живом теле города, затрагивает интересы горожан, которые рядом с этими стройками живут, ограничивают дорожное движение, — и сложность, действительно, с инженерной стороны, и недёшево в деньгах. Тем не менее мы пошли на эти все издержки, понимая, что без реконструкции развязок Москвы, особенно на МКАД, в каких-то узких местах, невозможно решить те транспортные проблемы, которые сегодня существуют. И за последние годы было построено около полутора десятков крупных развязок. Практически все развязки на МКАД сегодня уже современные, трёхуровневые. Построены такие серьёзные эстакады, одни из самых крупных в Европе: это на Можайке, на Дмитровском — и ряд других локальных проектов. Это во-первых. И во-вторых, мы и в будущем продолжим дорожное строительство. К сожалению, в Москве очень плохо связаны магистрали между собой, то есть, чтобы попасть из одного района в другой, необходимо машине сделать огромный перепробег, иногда десяток-другой километров, а это всё складывается в миллионы километров и загазованность Москвы, пробки и так далее. Поэтому мы приняли решение: сегодня строим Северо-Западную хорду, Северо-Восточную хорду, Южную рокаду. Всё это поможет связать ближайшие районы друг с другом и даст возможность переезжать с одной магистрали на другую, уменьшая огромное количество перепробегов и улучшая транспортную ситуацию в городе.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, снос самостроя в Москве. Он избавил наш город от множества таких по-настоящему безобразных, небезопасных, незаконных построек, но очевидно, это решение далось непросто. С какими трудностями Вы столкнулись?

Сергей Собянин: Со всеми, какими только можно: и с юридической, и с политической, и с технической. Спрашивают: «А зачем мы это сделали ночью? Что, нельзя было это делать днём?» К сожалению, эти объекты — почему они, собственно говоря, и сносились? Потому что они располагались (многие из них) в технической зоне метрополитена, прямо на выходе из метро. Сносить их днём было невозможно, потому что был огромный поток людей, тогда бы пришлось закрывать станцию метро. Поэтому мы делали это ночью, а не потому, что это делали каким-то образом тайком. Мы предупредили всех владельцев заранее — за два месяца. Кто-то поверил, но кто-то не поверил. Но вообще можно было бы поверить, потому что мы всегда делаем то, что говорим. Владельцев этих построек называть представителями малого бизнеса у меня язык не поворачивается. Потому что объекты, которые стоят десятки миллионов долларов, построены, на мой взгляд, незаконно, зарегистрированы всякими левыми способами, которые известны только самим владельцам. А что касается арендаторов, которые находились в этих помещениях, — сегодня в Москве около 20–25 процентов, а в некоторых районах и до 30 процентов торговых площадей пустуют. Поэтому все, кто там находился, — они очень быстро нашли другие торговые площади.

Алексей Фролов: Мы получили очень много видеовопросов по теме капитального ремонта. Давайте посмотрим и послушаем.

— Уважаемый Сергей Семёнович, мы ежегодно сдаём… Извините, ежемесячно сдаём деньги на капремонт. Хотелось бы узнать, как расходуются средства из фонда капремонта?

Сергей Собянин: Замечательный вопрос. Задают его многие москвичи. Деньги большие, платит каждая семья, всем интересно, а куда же денежки идут, как они расходуются, когда в нашем доме будет капитальный ремонт, какие системы, когда будут отремонтированы. Мы специально буквально на днях запустили на городском портале информацию о капитальном ремонте. И в режиме онлайн сегодня можно узнать, какая программа, какие дома ремонтируются, какая очерёдность в вашем доме, какие системы там ремонтируются. Если ремонтируется ваш дом, можно узнать, какая подрядная организация, с какими сроками ремонта заходит и так далее — полнейшая информация. Мы ничего не скрываем. Наоборот, мы настаиваем и просим депутатов, чтобы они вместе с жителями контролировали капитальный ремонт в жилых домах Москвы. Если говорить об объёмах, в год мы будем ремонтировать около тысячи домов. Причём начали с самых сложных, самых трудных, запущенных домов. Систему раскрутить не так просто, но мы уже вышли на нормальный ход ремонта, есть проекты, есть экспертизы, есть уже подрядные организации — приступаем к полномасштабной работе.

Алексей Фролов: И ещё один вопрос по поводу капитального ремонта. Это, конечно, тема льгот при оплате. Скажите, сколько москвичей получают сейчас поддержку из городского бюджета?

Сергей Собянин: Вопрос установки платы за капремонт был одним из самых тяжелейших, сколько я помню свою работу. Государственная Дума приняла достаточно ответственное решение о том, чтобы плата за капремонт была обязательной. Мы понимаем, что без системы капитального ремонта наш жилищный фонд с каждым годом будет ветшать и рушиться. И в конечном итоге это коснётся каждого. Поэтому чем быстрее такое решение было бы принято, тем было бы лучше. К сожалению, у нас уже сегодня в Москве огромный объём недоремонта, который необходимо будет догонять. Но, с другой стороны, огромное количество людей в Москве не имеют возможности нести такой груз платы на себе. Поэтому мы установили все необходимые льготы, которые касаются и инвалидов, и ветеранов труда, и многодетных, и целого ряда других категорий. Все категории в Москве, которые пользуются льготами по жилищным и коммунальным услугам, пользуются этими льготами и по капитальному ремонту. Кстати, это серьёзное отличие от федерального закона, который не предусматривает льготы целой категории людей. Мы приняли эти решения, и в целом более четырёх миллионов москвичей пользуются льготами на капитальный ремонт.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, а как в условиях кризиса удалось добиться того, что инвестиции в строительную отрасль в Москве не упали?

Сергей Собянин: Алексей, все инвестиции делятся на две части — государственные и частные. Что касается государственных инвестиций, мы, как вы видите, в первую очередь вкладываем в инфраструктуру — транспортную, инженерную и социальную. И объём инвестиций мы не уменьшаем за счёт того, что на торгах и во время подготовки проектов мы добиваемся снижения стоимости объектов от 15 до 25 процентов за счёт более эффективного использования ресурсов. Мы не снижаем объёмы своих инвестиций. И вкладывая их в развитие инфраструктуры, как я уже сказал, мы создаём возможность частному капиталу туда приходить, строить, создавать рабочие места и жильё. Это первое. Второе — мы за эти годы раскрыли возможность строительства не точечно, где-то там во дворе жилых домов, а комплексно, на больших территориях: в промышленных зонах, Новой Москве. Это была большая подготовительная работа, но она того стоила. Сегодня объём строительства в Москве самый большой за все предыдущие годы. Конечно, я думаю, что в этом году он будет меньше, чем в предыдущие годы, но тем не менее это будет очень высокий показатель, и я надеюсь, что в ближайшие годы мы снова пойдём в рост.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, к нам пришло большое количество вопросов по интернету от москвичей, которые пострадали от деятельности небезызвестного застройщика СУ-155. Общий смысл сводится вот к чему: что будет с этими недостроями и помогите в решении вопроса.

Сергей Собянин: Большинство пострадавших от этой организации находятся за пределами Москвы. Не только в Подмосковье, но и во всех регионах страны, поэтому Правительство Российской Федерации приняло решение о санации управления в СУ-155. Что касается Москвы, мы знаем каждый проблемный объект этой организации, и я уверен, что все эти объекты в ближайшие годы будут достроены и люди получат свои квартиры.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, давайте сейчас обратимся к самым важным городским объектам, масштабным проектам. Один из самых масштабных за последние годы проектов — это, конечно, ну, я назову это так, возрождение ВДНХ.

Сергей Собянин: Алексей, недавно Государственная Дума приняла закон об уголовной ответственности за обман дольщиков. Это очень важно. Поэтому сейчас существуют не только экономические принуждения к строительству и выполнению своих обязательств, но и уголовная ответственность, которая придаст этой работе большую эффективность, на мой взгляд.

Алексей Фролов: Спасибо за эту информацию. Вы полностью ответили на вопрос дольщиков. А сейчас, если позволите, мы всё-таки перейдём к вопросу, который я уже начал, — о самых важных, самых масштабных объектах в Москве, о возрождении ВДНХ. Скажите, кризис как-то повлиял на развитие этой территории? Столице вообще-то есть чем гордиться, а какие у Вас есть планы, как Вы собираетесь сейчас развивать эту территорию, чем будет ВДНХ через несколько лет?

Сергей Собянин: Должен отметить, что ВДНХ уже приобрела другое лицо. Показывали съёмки трёхлетней давности — действительно, больше похоже было на большую шашлычную или какой-то большой базар. Недавно мы проводили в главном павильоне выставку космонавтики, которую демонстрировали в Лондоне, она привлекла огромное количество зрителей. Там выставлялись экспонаты, в том числе первые космические корабли. И вот в этом павильоне я представил: если бы это было два года назад, павильон был в два ряда забит ларьками, которые продавали всякие китайские погремушки. Это было кощунственно, конечно. Сегодня другая ситуация. Уже большое количество музеев открыто, сама территория более-менее благоустроена. Количество людей, которые там бывают, увеличилось с одного-двух миллионов до 25 миллионов человек в год. Это вообще самый посещаемый парк, самая посещаемая территория в Москве. Но, конечно, там ещё предстоит огромная работа. Во-первых, это реставрация памятников. Мы их привели в порядок, провели противоаварийные работы. Но там ещё действительно трудиться и трудиться по их реставрации. Второе — есть серьёзные проекты, связанные с детским парком аттракционов, с выставочной деятельностью, с ландшафтным парком и так далее и так далее. Есть огромная ещё работа на ближайшие три-четыре года. Если активно трудиться, то через три-четыре года мы не только сохраним то, что нам досталось по наследству, но и придадим новое дыхание ВДНХ, она будет ещё более интересна для горожан.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, и другой не менее масштабный проект. Сейчас не только футбольные болельщики переживают за ход реконструкции «Лужников», в интернете очень много вопросов о готовности Москвы к чемпионату мира по футболу. Вот в Самаре, например, остановили строительство стадиона. А как у нас вообще обстоят дела, мы идём по графику?

Сергей Собянин: Болельщики могут не волноваться, в Москве мы всё построим в срок. Более того, помимо «Лужников», о которых мы уже говорили, построен стадион «Спартак» на 40 тысяч мест, достраивается стадион «Динамо» прекрасный. Помимо футбольного стадиона, там будет ещё и хоккейная, ледовая арена. Достраивается, я надеюсь, что уже в ближайшие месяцы будет запущен, футбольный стадион ЦСКА. Так что Москва становится одним из самых футбольных городов мира.

Алексей Фролов: Но если говорить не о профессиональном спорте, а просто об активном досуге — об этом москвичи тоже задавали очень много вопросов, здесь нашлось место не только для обсуждения проблем. Давайте посмотрим и послушаем, что говорят горожане.

— Уважаемый Мэр города Москвы, я очень доволен тем, как сейчас обстоят дела в городе Москве, скажем, со спортивными площадками. Их стало за последние годы очень много, и действительно, они собирают больше людей, желающих заниматься спортом и своим здоровьем. Это большое дело, благое. Вот так вот выбраться на улицу, на свежий воздух, бесплатно позаниматься. За это хочу Вам сказать большое спасибо.

Сергей Собянин: Спасибо за добрые слова.

Алексей Фролов: Ну, таким образом мы перешли от темы строительства к теме благоустройства, реконструкции городского пространства. Я думаю, Вас, наверное, не удивит, что очень много вопросов было по ремонту дорог и тротуаров в центре Москвы. Давайте предоставим слово горожанам.

— Меня зовут Марина Иванова, подскажите, пожалуйста, когда центр Москвы будет пригоден для ходьбы и закончится вся эта реконструкция?

Сергей Собянин: Собственно говоря, наверное, речь идёт не только о строительстве тротуаров, ремонте тротуаров, а о целом комплексе работ по возрождению нашей столицы и по приданию ей облика европейского комфортного города.

К сожалению, этими работами, этой проблемой не озадачивались очень давно, по-моему, самые лучшие проекты по благоустройству были в сталинские времена. Видел проекты, которые разрабатывались в то время — это просто шедевры какие-то. Часть из них была реализована, в том числе и Парк Горького, и Воробьёвы горы. Не в полном объёме, но тем не менее. С тех пор в советское время к общественному пространству относились довольно утилитарно. Если есть возможность проехать, пройти — этого более чем достаточно. Но большинство мировых городов относятся к общественному пространству совершенно по-другому. И мы должны к нему относиться по-другому. Мы все хотим, чтобы в наших квартирах было чисто и комфортно, но, выходя за порог нашего жилища, мы тоже хотим, чтобы и там было чисто, и комфортно, и удобно. Потому что это наше городское пространство. Не чьё-то — не китайское, не английское, не французское. Это наше с вами. Мы выходим с порога нашего дома и входим в это пространство. И очень важно, чтобы это пространство было комфортным не для того, чтобы только пробежаться, но и чтобы наслаждаться городом, чтобы гулять, чтобы общаться. И этой традиции, к сожалению, в Москве уже не стало несколько лет. Мы её возвращаем. Помимо благоустройства, мы создаём и активную культурную жизнь на этих пространствах. На площадях, в скверах, парках, на пешеходных улицах проводятся фестивали, культурные мероприятия. И миллионы людей возвращают для себя город. Это очень важная, нужная работа, которой мы занимаемся. Конечно, я точно понимаю, какой дискомфорт мы вносим в жизнь города, создавая такую массовую стройку в центральных частях и на магистралях города, но оно действительно того стоит. Пройдёт период в два-три месяца — и мы вернём эти улицы обновлёнными, комфортными и красивыми для горожан. Спасибо.

Ну а если уточнять о сроках, я надеюсь, что большинство работ к середине августа будет завершено.

Алексей Фролов: Ну, вы услышали точную дату. Я задал уже достаточно много вопросов Мэру. Я думаю, что у присутствующих в зале вопросов накопилось, наверное, не меньше, чем у меня. Прошу вас, кто готов обратиться к Сергею Семёновичу?

— Ух, как много рук, Алексей, в нашем секторе.

Алексей Фролов: Прошу вас.

— Прямо вот как в школе себя чувствую, словно все хорошо подготовились. А вот этот молодой человек, мне кажется, лучше всех.

— Здравствуйте, меня зовут Зиновьев Виктор, я студент третьего курса РХТУ имени Менделеева. Сергей Семёнович, подскажите, кто и как вообще выбирает проекты реконструкции по программе «Моя улица»? Спасибо.

Сергей Собянин: Виктор, вначале выбирают специалисты, исходя из того, насколько интенсивное движение на этой улице, насколько интенсивное движение пешеходов, какое историческое значение эта улица имеет. Затем мы голосуем на «Активном гражданине» и утверждаем окончательный перечень улиц, которые реконструируем. Я должен сказать, что количество пешеходов на тех улицах, которые вышли из реконструкции, увеличивается от четырёх до десяти раз. Есть улицы, которые достаточно активно посещаются пешеходами, но после реконструкции их становится ещё кратно больше. Это, собственно, и оценка нашей работы.

Алексей Фролов: Давайте мы дадим аудитории задать ещё один вопрос Мэру Москвы.

— Давайте инициативу возьмёт в руки наша часть зала. Множество тем волнует москвичей. Пожалуйста, вам слово.

— Добрый вечер, меня зовут Ирина Лобова, я многодетная мама. У меня вопрос. Правильно ли я поняла, что возникают сложности и тратятся большие средства на замену коммуникаций. И как долго нам прослужат тротуары, дороги и коммуникации?

Сергей Собянин: Действительно, это так. Значительная часть средств при реконструкции улиц тратится на коммуникации. И это правильно. Было бы абсурдно, если бы сначала сделали улицы, а затем начали перекапывать, делать коммуникации. Это во-первых. Во-вторых, за последние пару десятилетий Москву опутала паутина проводов. Мы убрали рекламу, но при этом остались ещё огромные пучки проводов, которые тянутся со столбов, с дома на дом. Всё это небо затянуто проводами, и всё это выглядит хаотично и некрасиво. Ну и качество связи и электричества от этого не улучшается. Поэтому мы делаем специальную дополнительную канализацию для интернета, для связи, для освещения улиц. Таким образом, чтобы над нами, над головой уже ничего не висело, с одной стороны. С другой стороны, чтобы была обеспечена качественная и безопасная связь. Поэтому так достаточно долго ведутся работы, относительно долго. Что касается того, сколько по времени это будет работать, — вообще гранитные мостовые служат городам по 100–150 лет.

Алексей Фролов: У нас ещё целый ряд вопросов из интернета по поводу, как это называют сами горожане, облагораживания города. Вопросы звучат так: москвичи интересуются, какие средства тратят на благоустройство столицы. Это бюджетные средства?

Сергей Собянин: Да, конечно, бюджетные, потому что это обязанность города. Одна из главных обязанностей города — его благоустройство. Тратили на это совсем мизерные деньги. Сегодня мы тратим около полутора процентов бюджета, тоже совсем небольшие деньги. Кажется, масштаб большой, но у нас и город большой. А по доле средств, которые мы тратим на благоустройство, я считаю, что это ещё и мало.

Должен, Алексей, сказать, что, помимо эффекта комфорта для жителей, облагораживание города, как вы сказали, на самом деле имеет прямую экономическую выгоду. Город, в котором комфортно жить, гулять и наслаждаться им, — люди с такого города никогда никуда не поедут. Молодёжь будет здесь оставаться. Это первое. Второе. Количество туристов, которые приезжают на наши фестивали, которые гуляют по городу, за последние годы значительно увеличилось. И несмотря ни на какой кризис, и сегодня продолжает активно увеличиваться. На один фестиваль — это «Путешествие в Рождество» или «Московская весна» — приходят около шести миллионов человек. Поэтому те затраты, которые идут на проведение этих мероприятий, сторицей окупаются экономической жизнью, доходами бюджета и доходами бизнеса.

Алексей Фролов: И давайте в завершение этой темы послушаем вопрос от юного москвича.

— Меня зовут Саша. Я хотел спросить у Мэра города. Почему летит пух и откуда он? Всё.

Сергей Собянин: Действительно. В своё время не очень умные дяди посадили те тополя, которые сегодня в огромном количестве вырабатывают тополиный пух. Убрать эти тополя, одномоментно заменить, мне кажется, было бы неразумно. Это старые большие деревья. Я знаю, как трепетно москвичи относятся к каждому дереву, в том числе и к тополям. Но по мере их старения мы, конечно, будем заменять на деревья, которые не будут генерировать столько пуха, который достаточно вреден для аллергиков, ну и засоряет экологию Москвы и не приносит комфорт. Но тем не менее это наша история, мы уже живём с ней, и я думаю, что надо относиться к этому терпеливо.

Алексей Фролов: Ну, я думаю москвич Саша получил исчерпывающий ответ на свой вопрос, а теперь давайте перейдём к теме здравоохранения. Вопросов здесь предсказуемо много, вопросы по реформе. И давайте начнём с видеовопроса.

— Уважаемый Сергей Семёнович. Я слышала, что скорая помощь теперь станет платной. Так ли это?

Алексей Фролов: Станет ли скорая помощь платной? Москвичка сомневается, правда это или нет.

Сергей Собянин: Я считаю, что это полная чушь. Скорая помощь как была бесплатной, так и будет. Более того, мы её серьёзным образом модернизировали за последние годы, оснастили новой техникой. Врачи скорой помощи получают самую высокую зарплату среди других учреждений города Москвы. Скорость подъезда скорой помощи по вызовам сократилась почти наполовину. Помимо скорой помощи, мы ввели ещё и неотложку. Объём скорой помощи по годам не уменьшается, а, как я ещё сказал, мы ввели неотложку, которая ещё увеличила примерно на четверть, наверное, вызовы на дом врачей. Мы не собираемся ничего ни сокращать, ни делать платным.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, а как изменились показатели, характеризующие здравоохранение в ходе реформы?

Сергей Собянин: Действительно, было много сомнений, пойдёт это на пользу или нет. Сегодня уже есть объективные цифры, которые говорят сами за себя. Например, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снизилась в разы. И теперь мы находимся где-то на уровне европейских стран, приближаемся к ним. То же касается материнской и детской смертности. Это означает, что тысячи жизней спасены за последние годы, и практически по всем качественным показателям, которые определены указами Президента, — Москва их выполнила уже досрочно. За исключением, может, онкологии, но здесь есть один нюанс. К нам приезжают очень много иногородних, лечатся в онкологических федеральных и региональных клиниках. Если посчитать показатели без них, то и здесь у нас показатели неплохие. Но это не значит, что нет проблем в здравоохранении. Я считаю, что это одна из самых проблемных отраслей. И москвичи совершенно законно иногда жалуются на те или иные недостатки здравоохранения. Мы будем продолжать улучшать материальную составляющую здравоохранения, повышать заработную плату врачей, которые сегодня работают значительно интенсивнее, чем работали раньше, и модернизировать всю систему оказания поликлинической помощи. Мы с москвичами выработали два стандарта: стандарт работы детской и взрослой поликлиник — и последовательно будем их внедрять.

Алексей Фролов: Спасибо. Теперь я готов передать инициативу залу. У аудитории есть вопросы по этой теме. Прошу вас.

— Алексей, я предлагаю наконец дать возможность высказаться зрителям и в этой части зала. Например, давайте узнаем, какой вопрос волнует эту очаровательную девушку. Представьтесь, пожалуйста.

— Сергей Семёнович, добрый вечер. Светлана Анастасиади, руководитель юридической службы ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй». Скажите, пожалуйста, сколько платных услуг оказывается московскими поликлиниками?

Сергей Собянин: Есть такое мнение и постоянно говорят о том, что мы постепенно переводим медицину на платные услуги и вообще скоро всё платное будет. Должен успокоить, у нас нет такой задачи. Большинство услуг в здравоохранении оплачивается за счёт фонда обязательного медицинского страхования. В поликлиническом секторе объём услуг в общем финансировании составляет около трёх процентов и вряд ли увеличится в ближайшие годы.

Алексей Фролов: Прошу вас, ещё вопросы аудитории.

— Ещё один вопрос на тему здоровья. Конечно, эта тема волнует каждого москвича, а не только тех, кто присутствует в зале. Представьтесь, пожалуйста.

— Добрый день, Фаустова Елена, детский молодёжный центр «Сокольники». Сергей Семёнович, скажите, а как повышается уровень заработной платы работников здравоохранения?

Сергей Собянин: Елена, это очень важный вопрос. Потому что, чтобы требовать от врачей качественного оказания помощи и их повышения квалификации, надо обеспечить и достойные заработные платы. Вы что-то ещё хотели уточнить?

— Да, я ещё бы хотела спросить. Как повышается уровень квалификации врачей?

Сергей Собянин: Хорошо, я понял вопрос. За последние годы заработная плата врачей выросла в полтора раза, но этого всё равно, на мой взгляд, недостаточно, поэтому мы изыскиваем любую возможность даже в условиях кризиса хотя бы понемногу, но повышать заработную плату. У нас задача стоит, чтобы врачи получали среднюю заработную плату, которая бы составляла коэффициент два к средней заработной плате по городу. То есть в два раза больше, чем в среднем по городу. Это непросто сделать, но мы двигаемся к этому. И обязательно сделаем.

Что касается повышения квалификации врачей, это важнейший вопрос. Поэтому в эту работу включены как федеральные институты, так и региональные институты повышения квалификации. Созданы симуляционные центры в Сеченовке, ЦКБ, Боткинской, где врачи могут потренироваться, показать свой класс, определить свою квалификацию. Минздрав, насколько я знаю, в ближайшее время должен ввести независимую аккредитацию врачей, где бы можно было независимым экспертам определить знания того или иного врача, что тоже будет стимулом к повышению квалификации. Но самый главный стимул для этого — это хорошая, достойная заработная плата врача и конкуренция за это место. Тогда это будет главным стимулом повышения квалификации.

Алексей Фролов: Учебный год подходит к концу, и итоговые оценки уже получили тысячи школьников. Впрочем, давайте я предоставлю право задать вопрос нашей аудитории. Уже слишком много вопросов задал я Мэру Москвы. Прошу вас, у кого есть вопросы?

— Давайте мы предоставим слово этой очаровательной девушке. Сегодня действительно очень активные у нас представительницы прекрасного пола. Представьтесь, пожалуйста.

— Здравствуйте, меня зовут Елена Ремхи, у меня такой вопрос. Как Вы оцениваете качество образования в московских школах. Спасибо.

Сергей Собянин: Елена, всё познаётся в сравнении, поэтому и московское образование мы тоже сравниваем с другими регионами страны. И это сравнение в пользу Москвы. За последние несколько лет количество победителей олимпиад — российских олимпиад, где участвуют лучшие школы нашей страны, — так вот доля москвичей увеличилась почти в два раза. Это означает, что количество очень хороших учащихся, талантливых учащихся в московском образовании стало в два раза больше. И по качеству сдачи единого госэкзамена, несмотря на то, что мы сторожим, контролируем, чтобы там не было никаких подтасовок, тоже улучшились оценки почти в два раза. Это говорит о том, что мы прошли сложный период реформирования школ, объединения. Много было вопросов, но мы сегодня имеем результат, который говорит о том, что мы не зря это делали, что наши учащиеся имеют хорошее будущее, хорошее будущее для поступления в вуз, для будущей своей судьбы. И это того стоит. Спасибо.

— Давайте продолжим вопросы из зала. Социальная тематика вызвала повышенный интерес. Я предлагаю дать возможность высказаться сидящим на дальних рядах. Пожалуйста.

— Добрый вечер, Ксения Советина, предприниматель. Скажите пожалуйста, сейчас в последнее время строится очень много новых школ, а появляются ли новые педагоги, профессионалы своего дела и как их привлечь? Спасибо.

Сергей Собянин: Спасибо, Ксения. Заработная плата учителей за последние годы выросла почти в два раза. Сегодня средняя зарплата составляет около 74 тысяч, причём на сайте каждой школы можно посмотреть, сколько получают реально учителя. И это, конечно, является стимулом привлечения учителей в школы. Сегодня практически нет вакансий, а на каждую вакансию возникающую есть несколько претендентов, которые борются за это место, поэтому за последние годы и качественный состав улучшился, и возрастной состав: стало больше молодёжи. И кстати, больше пришло мужчин в школы, что тоже немаловажно.

— И пожалуйста, ещё один вопрос из нашей части зала.

— Здравствуйте, Козлов Алексей Владимирович, центр досуга и спорта «Возрождение». Скажите, пожалуйста, насколько востребованной оказалась услуга по летнему отдыху детей среди многодетных семей, малоимущих и детей-инвалидов? Спасибо.

Сергей Собянин: «Единая Россия», как я уже говорил, во время праймериз выступила с инициативой воссоздать детские городские школьные лагеря на базе московских школ. Мы раньше не могли этого сделать в силу того, что материальная база школ была слабенькой. Мы проводили массовые ремонты школ. Сегодня она приведена в более-менее нормальное состояние. Но из-за кризиса многие родители не имеют возможности посылать своих детей на отдых на море, или за границу, или за город. И эта услуга оказалась очень востребованной. Сегодня более 20 тысяч мест в городских лагерях заполнено. За лето, я думаю, побывает там не менее 50 тысяч. Практически все вакансии там заполнены, так что эта услуга оказалась крайне востребована. Мы её продолжим и в последующие годы.

Алексей Фролов: И хотя много вопросов было по теме детских садов, самые актуальные из них такие: почему сады не принимают детей, родители которых не имеют постоянной регистрации в Москве?

Сергей Собянин: Это очень острый вопрос. Конечно, если есть места, то мы принимаем в Москве либо без прописки, либо с временной пропиской. К сожалению, мы не можем в Москве настроить столько детских садов, сколько бы хотелось. Это ограничено не только финансовыми ресурсами и даже не столько этим, а потому что многие районы застроены, и воткнуть туда, что называется, детский сад с большой площадкой не представляется возможным. Но сегодня все москвичи желающие устроены в детские сады с трёх до семи лет. Более того, мы стараемся их устраивать и с двух с половиной лет.

Алексей Фролов: Теперь давайте поговорим о безопасности в городе. Москва была и остаётся центром притяжения для очень и очень многих людей, многие из них приезжают сюда на заработки, но далеко не всем из них москвичи рады. Есть у горожан вот такое мнение.

— Уважаемый Сергей Семёнович, в нашем городе сейчас очень много мигрантов. Не опасаетесь ли Вы, что в каких-то областях будут работать только они? И ещё в связи с этим как Вы оцениваете уровень безопасности в Москве?

Сергей Собянин: Очень актуальный вопрос. Когда-то проблема мигрантов в Москве стояла вообще на первом месте из всех вопросов. Сегодня она переместилась на шестое или седьмое место. Действительно стало несколько спокойнее и меньше мигрантов. Всё равно такая тема остаётся. Чтобы перевести места или создать больше мест для россиян и меньше для мигрантов, мы провели несколько реформ.

Во-первых, ЖКХ. Сегодня вместо бывших ДЭЗов создаются государственные бюджетные учреждения «Жилищник», которые обслуживают дома, и там большая часть всё-таки мест предоставляется уже не мигрантам, а россиянам. Большинство — это не москвичи, а приезжие из других регионов, но тем не менее россияне. Это во-первых. Во-вторых, на городском такси работало большинство нелегалов, и многие из них были мигрантами. Сегодня вместо 20 нелегальных такси работает 50 тысяч легальных такси, и по большей части там также работают россияне.

Кроме того, мы заставили всех мигрантов платить патенты. По сути дела, они платят аналог подоходного налога, который платят россияне, таким образом, наши трудовые ресурсы стали более конкурентными. Так получалось, что россияне платят и налоги, и отчисления в социальные фонды, а мигранты не платят ничего. Конечно, они были выгоднее. Сегодня мигранты начинают платить, причём серьёзные суммы. Например, в прошлом году они заплатили более 10 миллиардов рублей в бюджет города, а это уже весомая сумма. Кроме того, создана система, по которой, если мигранты работают или находятся в Москве нелегально, они высылаются из России. За последние годы запрещён въезд в Россию более чем 300 тысячам нелегалов, которые либо нелегально здесь работали, либо совершили те или иные правонарушения. Таким образом, это повлияло ещё и на уменьшение криминогенной ситуации. На небольшой процент, но всё-таки преступлений мигрантов стало меньше в городе.

Тем не менее такая проблема существует. Сегодня вопросы миграционной политики от миграционной службы передали полиции, объединили эти две службы. И я думаю, у полиции больше возможностей контролировать ситуацию, всё-таки это по численности совершенно другая структура — она более приспособлена для этого, так что надеюсь, что в ближайшие месяцы и годы она покажет эффективность данной работы.

Алексей Фролов: Буквально недавно Москву поразила новая напасть. Этот вопрос тоже напрямую связан с безопасностью горожан — были у нас «стреляющие» свадьбы. С ними как-то управились. Теперь сумасшедшие внедорожники и гонщики на суперкарах. Какие меры, Вы думаете, нужно принять для того, чтобы защитить людей и обеспечить безопасность?

Сергей Собянин: В основном справились со «стреляющими» свадьбами, они хоть и происходят, но гораздо реже. Я думаю, что справятся и с этими лихими гонщиками, они получат своё. Это во-первых. А во-вторых, внесены изменения в правила дорожного движения, введена такая категория, как опасная езда, и я думаю, что работникам ГИБДД будет проще наводить порядок на дорогах. Было бы желание. Мы будем помогать.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, недавно Москву потряс скандал с убийством животных в частном приюте в Вешняках. Как Вы полагаете, нужно ли принимать закон об уголовной ответственности за жестокое обращение с животными?

Сергей Собянин: Алексей, на самом деле такой закон существует. За жестокое обращение с животными предусматривается уголовная ответственность: от небольшого штрафа до двух лет тюрьмы. Поэтому я думаю, что с Вешняками разберутся следственные органы, полиция, и если там есть виновные в таком жестоком обращении, то точно они получат своё.

Но чего у нас нет — это ответственности владельцев животных, которые в огромном количестве их берут, потом выбрасывают на улицу, и они оказываются бездомными, кусают детей, прохожих, создают ситуацию, которую мы в настоящее время видим. Ни в одной стране мира такого нет: владельцы несут серьёзную ответственность за тех питомцев, которых они берут к себе. Такой ответственности у нас нет, и я считаю, что было бы неплохо, если бы Государственная Дума приняла такой закон. Тогда бы и бездомных животных было меньше, и государство меньше бы на них денег тратило, и таких бы ситуаций, наверное, не было бы.

Алексей Фролов: Сергей Семёнович, если позволите, вопрос немного личный: насколько я знаю, у Вас тоже есть собака, какой она породы? Как зовут? И много с ней хлопот?

Сергей Собянин: В своё время подарили овчарку. К сожалению, она была не очень здоровой: у неё при родах была травма, но на самом деле даже предлагали её усыпить, забрать, я отказался, сегодня она растёт. И слава богу.

Алексей Фролов: Спасибо. Вообще, тема животных — одна из самых популярных в интернете. Если уж мы перешли к теме интернета, Вы — активный пользователь соцсетей, почему Вы в 2014-м решили в социальных сетях зарегистрировать свои аккаунты? Это какой-то личный интерес? Или появилась такая профессиональная необходимость?

Сергей Собянин: Алексей, все, кто сидит в этом зале, все, кто нас смотрит, большинство из них пользуются интернетом в той или иной степени. Охват интернета в Москве уже более 80 процентов, то есть более 80 процентов регулярно пользуются интернетом. Это среда общения — новая среда общения, новая реальность, которая была создана за последние годы. И конечно, иметь такой канал доступа к москвичам, непосредственно к ним обращаться, получать от них те или иные вопросы, мне кажется, дорогого стоит.

Алексей Фролов: Ну что ж, пользователям интернета, которые присутствуют в этом зале, сейчас предоставляется право задать вопрос Мэру Москвы. Прошу вас.

— Вы знаете, наверное, каждая новая запись на страницах Сергея Семёновича в соцсетях становится сразу новостью, появляется на лентах информагентств. Мы, журналисты, пристально следим за аккаунтами Мэра Москвы. Но не только мы, также тысячи москвичей. И я уверена, что среди тех людей, которые сейчас тянут руки, есть Ваши подписчики. Давайте возможность дадим и им высказаться. Вот девушка в красной блузе, вы подписаны на страничку Мэра Москвы?

— Да, конечно. Добрый вечер, меня зовут Нехрист Анна, я студентка Московского авиационного института. Сергей Семёнович, я бы хотела узнать, Вы сами ведёте свои страницы в сетях или у Вас есть помощники?

Сергей Собянин: Я бы покривил душой, если бы сказал, что у меня помощников нет и я с утра до вечера только сижу и печатаю сообщения. Нет, есть действительно помощники, которые предлагают какие-то тексты, помогают вести аккаунты, но я практически всё сам читаю, правлю и многое пишу сам. И это очень важно, что не только я сам читаю то, что пишут в моих аккаунтах. Чиновники, зная, что я это читаю, читают тоже.

Алексей Фролов: Я полагаю, тему интернета на этом можно считать закрытой. Продолжаем. Не хотелось бы сегодня ограничиваться только внутригородскими проблемами. Все мы знаем, что Москва активно сотрудничает со многими мировыми площадками, с другими городами. Где-то успех, где-то неожиданность. Такой пример: горсовет украинской столицы вдруг постановил, что Киев и Москва более не города-побратимы. Ваша первая реакция, когда Вы узнали эту новость?

Сергей Собянин: Может, для этой команды, которая работает сегодня на Украине и в Киеве, мы и перестали быть побратимами. Не они это определили, нас связывает огромная тысячелетняя история, и вся эта пена, я уверен, пройдёт, и связь между украинским народом и русским разорвать будет невозможно. То же самое касается и киевлян, и москвичей.

Алексей Фролов: По этой теме, я вижу, есть вопросы и у нашей аудитории. Кто готов?

— Действительно, молодёжь у нас сегодня сверхактивна. Ещё один вопрос от молодого представителя Москвы.

— Добрый вечер, Сергей Семёнович. Меня зовут Роман Акчулпанов, я студент Первого меда. Как мы уже знаем, в Киеве больше нет Московского проспекта. Означает ли это, что в Москве не будет Киевского шоссе или метро «Киевская»? Или мы не будем обращать на это внимания?

Сергей Собянин: Мы будем обращать на это внимание, и я уверен, что у нас останется и метро, и шоссе Киевское, потому что, ещё раз говорю, это наша история, это наша древняя история. Древняя Россия — это то, откуда мы пошли, забывать, перекрещивать эту историю было бы полной глупостью. Это точно не в честь майдановских героев названо.

Алексей Фролов: Спасибо. Сергей Семёнович, в начале месяца в Париже открылись Дни Москвы во Франции. Какие международные контакты установлены у нас с другими европейскими столицами?

Сергей Собянин: Практически со всеми европейскими столицами и крупными мегаполисами мира у Москвы добрые, хорошие отношения. Это и с Берлином, и с Парижем, и с Пекином, и с Шанхаем, и с Гонконгом, и с Сингапуром. Мы активно с ними сотрудничаем в целом ряде областей: в экономике, культуре, социальной сфере. Никаких проблем нет. Единственный город, наверное, на планете — это Киев, с которым у нас есть проблемы.

Алексей Фролов: Скажите, если сравнивать Москву с другими мегаполисами мира, я имею в виду именно динамику развития, здесь какое место мы занимаем?

Сергей Собянин: Очень правильный вопрос. Надо говорить о динамике. Нельзя сравнивать город-музей Париж и динамично развивающуюся Москву. Буквально недавно перед Урбанфорумом закончила исследования развивающихся городов PricewaterhouseCoopers. В прошлом году Москва среди крупнейших развивающихся городов мира, куда входят такие города, как Пекин и ряд других крупнейших городов, мы занимали второе место. В этом году, скорее всего, Москва выйдет на первое место благодаря целому ряду показателей: это ускоренное развитие инфраструктуры, технологическая платформа для инноваций, человеческий капитал, целый ряд других показателей, которые не мы оцениваем, а независимые эксперты. Так что Москва в этом плане выглядит неплохо.

Конечно, мы отстаём по качеству жизни по сравнению с теми городами, которые прошли огромный путь развития, и уровень экономики у них выше, чем в Москве. Но главное не только в том, на какой точке старта ты находишься, а как ты движешься вперёд. Москва двигается хорошо, быстро и энергично.

Алексей Фролов: Скажите, как можно сформулировать, какую стратегическую задачу по развитию Москвы Вы ставите для себя на перспективу?

Сергей Собянин: Вообще всегда надо ставить амбициозные задачи. Нельзя ничего откладывать на завтра. Если сегодня можно построить дороги, надо сегодня построить. Если сегодня можно построить метро, надо построить сегодня. Если можно сегодня улучшить качество образования, его нужно сегодня улучшить, а не завтра. И спасибо огромное москвичам, которые поддерживают эти проекты, которые так же хотят, чтобы их город был самым лучшим, самым красивым, самым динамичным в мире. Спасибо.

Алексей Фролов: Благодарю Вас, Сергей Семёнович.

Сергей Собянин: Спасибо вам всем. Всего доброго.

Алексей Фролов: Всего доброго.