ИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА

Юбилеи Москвы: от патриотов–москвичей до генерального секретаря


Праздником День города мы обязаны группе патриотов-москвичей, преимущественно учёных и литераторов, которые решили отметить в 1847 году 700-летие Москвы. Кружок этот под руководством издателя журнала «Московитянин» Михаила Погодина состоял из Константина Аксакова, Михаила Дмитриева, Степана Шевырёва, Алексея Хомякова, Ивана Киреевского, Ивана Снегирёва, Петра Хавского, Алексея Мартынова, Ивана Забелина и других. И первая задача, которую им нужно было решить: когда же должно праздновать юбилей.

Предположение Якова Орлова о том, что началом истории Москвы стоит считать 20 августа 1140 года, отмели сразу как несостоятельное, тем более что Николай Карамзин в своей «Истории государства Российского» эту дату уже опроверг. Михаил Погодин в свою очередь утверждал, что первое историческое известие о городе падает на 28 марта 1147 года. Пётр Хавский со словами, что «всякий дьячок знает, когда именно был в 1147 году праздник "Похвалы Пресвятой Богородицы"» [I] , указывал на 5 апреля. И лишь молодой ещё тогда Иван Забелин, будущий маститый учёный, предлагал 4 апреля 1147 года, что позже было признано единственно верным.
[I] Бочаров Н. К семисотпятидесятилетию Москвы. Май. СПб: Русское обозрение, 1896. С. 354.
700-летие
Высказанное предложение, впрочем, подхвачено общественностью не было.
И повинны в этом были сами патриоты-москвичи. Тот же Погодин так и не предложил никакой программы празднований, высказав лишь пожелания по подготовке к печати целого ряда научных трудов по истории Москвы, по описанию монастырей и праздников, по житиям московских святых и так далее. Юмористам, к примеру, предлагалось «взглянуть на московские нравы в разных сословиях» [I].

Не добавляли ясности и споры в их же кругу, какой день выбрать. Результат получился для москвичей прискорбным: празднование было перенесено на 1 января 1847 года.

«Наши хронологи давно старались определить время этого события, даже один из них написал целую книгу на этот случай, — писал князь Михаил Оболенский Василию Поленову, — но оттого, что не согласились во времени начала исторического существования нашей столицы, Государь Император повелеть соизволил праздновать наступление восьмого столетия Москвы 1 января наступающего года» [II].

Утром 1 января 1847 года, после окончания литургии, во всех церквях Москвы был совершён благодарственный молебен, а вечером город был иллюминирован. Отдельно стоит упомянуть молитву, прочитанную владыкой Филаретом, митрополитом Московским, во время молебна в Чудовом монастыре. Пожалуй, она стала единственным светлым пятном в этом празднике, о ней же вспоминали 50 лет спустя те, кто вновь поднимал вопрос о праздновании юбилея.

«Царствующий же град сей не месяцы токмо и лета начало перед собой ныне зрит, и не седмицы дней токмо и лет исчисляет, но семь протекших над ним веков помянув, судьбам Твоим чудится, и в помышлении о судьбах восьмого своего века, пред лицом Твоим, Царю веков, благоговеет…» [III].
«Городская часть и длинные линии лавок опоясаны были широкою огненной лентой и по столбам обнизаны огнями. Подножие памятника Минина и Пожарского было также освещено, а по сторонам его отличались две высокие пирамиды с замечательными надписями. Императорский Московский университет, осыпанный огнями, и многие другие здания привлекали толпы двигавшегося народа, между тем как длинные ряды экипажей тянулись по улицам под розовым заревом освещения. Можно сказать, что Москва встретила 1857 год и свое семисотлетие светло и радушно» [IV].
Фёдор Глинка, поэт и публицист, о вечерней иллюминации в статье, опубликованной в «Московских ведомостях»
Письмо московскому военному генерал-губернатору А.Г. Щербатову об установлении даты празднования 700-летия Москвы — 1 января 1847 года. 19 декабря 1846 года. Главархив
Предписание Московского военного генерал-губернатора А.Г. Щербатова московскому городскому голове С.Л. Лепешкину об организации празднования 700-летия Москвы. 25 декабря 1846 года. Главархив
Кружок патриотов, естественно, остался недоволен таким скромным празднованием. Дмитриев, отмечая, что не все «плошки или стаканчики» у памятника зажглись, а надпись прочитать было нельзя, писал Погодину, что на него «это полицейское торжество грусть наводит» [V].

В последующие месяцы сформировалось и понимание того, как же должно было выглядеть 700-летие с точки зрения кружка московских патриотов. Им виделось трёхдневное торжество — церковное, учёное и народное, с иллюминацией, спектаклями и балами, театральными постановками на открытом воздухе. Ничего этого не случилось, и 28 марта, как и хотел того Погодин, был лишь устроен дружеский завтрак с участием членов учёно-литературного кружка и близких друзей.
[i] Бочаров Н. К семисотпятидесятилетию Москвы. Май. СПб: Русское обозрение, 1896. С. 363.

[ii] Русский архив. Год двадцатый. Т. I. М.: Университетская типография, 1882. С. 285.

[iii] Сушков Н. Записки о жизни и времени Святителя Филарета, митрополита Московского. М.: Типография А.И. Мамонтова, 1868. С. 89

[iv] Хавский П. Семисотлетие Москвы 1147-1847, или указатель источников ее топографии и истории за семь веков. М.: Университетская типография, 1847. С. 512.

[v] Бочаров Н. К семисотпятидесятилетию Москвы. С. 355.
800-летие
В следующий раз о праздновании Дня города вспомнили в начале 1947 года. Председатель исполкома Моссовета тех лет Георгий Попов в своих воспоминаниях писал, что именно он поднял этот вопрос, будучи в Кремле у Иосифа Сталина, однако тот разговор ни к чему не привёл. К теме вернулись уже во втором квартале 1947-го.

«Когда я обратился к И.В. Сталину, он как будто ждал этого разговора и сразу поддержал предложение. Он рекомендовал создать правительственный комитет, его председателем утвердить меня и ввести в состав комитета членов политбюро ЦК тт. Вознесенского, Булганина и других. Полный же состав утверждённого комитета насчитывал 45 человек» [I].

Именно на заседании правительственного комитета и была утверждена новая дата проведения праздника — 7 сентября 1947 года, озвученная 30 мая официально в постановлении Совета министров СССР. Варианты же на заседании звучали разные. В основном все возвращались к 700-летнему юбилею. Кто-то предлагал восстановить историческую справедливость и праздновать День города в апреле, кто-то — продолжить новогоднюю традицию.
«Но я внёс другое предложение, и оно было принято: праздновать в день 135-летия Бородинского сражения, когда ещё тепло, много овощей и фруктов, и обычно в первую неделю сентября бывает хорошая погода. Кроме того, это давало больше времени на подготовку к празднованию — надо было провести большую подготовительную работу» [II].
Георгий Попов, председатель исполкома Моссовета с 1944 по 1950 годы
Работы действительно было невпроворот. Послевоенная Москва, стоит полагать, представляла собой ещё не самое приятное зрелище, о чём свидетельствуют упомянутые в решении исполкома Моссовета от 21 июля 1947 года работы:
1
Заменить во всех домах не снятую ещё на окнах фанеру оконным стеклом.
2
Покрасить и привести в порядок указатели улиц и домовые фонари.
3
В течение июля — августа с. г. привести в порядок дорожные покрытия по всем основным магистралям города.
4
Произвести посадку цветов на бульварах и скверах в количестве 200 тыс. штук и установить дополнительно 1 тыс. шт. садовых диванов.
5
Полностью произвести очистку домовладений от нечистот путём введения регулярной очистки с помощью мусоровозов во всех домовладениях, расположенных внутри Садового кольца.
6
Осветить все лестничные клетки и подъезды жилых домов, для чего выделить домоуправлениям в течение августа 100 тыс. штук электролампочек.
7
Оформить вывески, а также наружные и внутренние витрины. Значительно расширить световые рекламы. Обеспечить освещение оконных витрин в вечернее и ночное время» [III] .
Кроме этого, всем управлениям, отделам и организациям было поручено провести ремонт принадлежащих им зданий, включая общежития, школы и больницы, заняться их художественным оформлением, снабдить работников новой униформой. Все московские предприятия в свою очередь взяли на себя повышенные обязательства по выполнению плана.
«Для того, чтобы сделать к празднику массовую подготовку, нам надо поднять буквально весь город на ноги – управдомов, депутатов, актив, население» [IV].
Тимофей Селиванов, заместитель председателя исполкома Моссовета во второй половине 1940-х годов, на одном из заседаний
В общей сложности празднование юбилея Москвы растянулось на четыре дня. В них уместились и торжественное заседание Моссовета, на котором орденом Ленина были награждены город Москва, Московский метрополитен, больница имени Боткина и другие, и закладка всех высоток, получивших впоследствии название сталинских, и начало установки памятника Юрию Долгорукому на Тверской площади, и, конечно, праздничный салют из 20 залпов.

Центральным местом проведения праздника стал стадион «Динамо». Впервые наряду с профессиональными спортсменами и гимнастами в выступлениях приняли участие деятели искусств и самодеятельные коллективы.
Празднично оформленные киоски в честь 800-летия Москвы на Пушкинской площади у здания редакции газеты «Известия».

Автор М. Чернов. 1947 год
«День стоял ясный и холодный, — писал в своём «Русском дневнике» американский писатель Джон Стейнбек, один из многих приглашённых на праздник иностранцев. — По улицам шествовали слоны из зоопарка, а перед ними шли клоуны. На этот день не намечалось никакого военного парада, но на стадионе должно было состояться большое шоу, куда мы днём и отправились. Это было массовое выступление заводских рабочих в ярких костюмах. Они маршировали и выполняли гимнастические упражнения, выстраивая разные фигуры на поле. Были состязания в беге для женщин и мужчин, толкание ядра и волейбол. А ещё показали прекрасно выдрессированных лошадей, которые танцевали вальс, польку, кланялись и делали пируэты. Шоу на стадионе длилось весь день. Здесь прошло и выступление велосипедистов, и гонки мотоциклов, и, наконец, выступление, которое требовало большой подготовки. По дорожке ехала вереница мотоциклов. Впереди сидел мотоциклист, а сзади на каждом мотоцикле стояла девушка в облегающем костюме и держала огромный красный флаг, поэтому, когда мотоциклист разгонялся до полной скорости, большой флаг развевался. Кавалькада проехала по кругу стадиона дважды, и это стало заключительным номером программы» [V].


[I] Таранов Е. «Партийный губернатор» Москвы Георгий Попов. М.: Издательство Главархива Москвы, 2004. С. 233.

[II] Таранов Е. «Партийный губернатор» Москвы Георгий Попов. М.: Издательство Главархива Москвы, 2004. С. 234.

[III] ЦГА Москвы. Ф. Р-150. О. 1. Д. 1031. Т. 1. Л. 29-37.

[IV] Там же. С. 12.

[V] Киселев А., Горинов М. История Москвы: Столица России и советского государства (1914–1991 гг.). Том IV. М.: АО МДС, 1997. С. 292.

Наши дни

В следующий раз о Дне города вспомнили во второй половине 1980-х. Бюро горкома КПСС приняло решение о проведении праздника в начале 1987 года, а прошёл он 19 сентября. Лишь после 1997 года, когда был отмечен очередной юбилей — 850 лет Москвы, — это торжество стало ежегодным.

Традиционно День города в Москве приходится на первую субботу месяца. Однако в этом году праздник совпал с Днём солидарности в борьбе с терроризмом (3 сентября). В ходе голосования в проекте «Активный гражданин» москвичи решили, что нужно внести поправки в закон «О праздниках Москвы» и иметь возможность переносить празднование Дня города на вторые выходные месяца.
Народные гулянья на улицах Москвы во время празднования Дня города.
Автор В.В. Ахломов. 1991 год
Архивные материалы предоставлены Главным архивным управлением Москвы