Как готовиться к международным состязаниям и что обсуждают участники из разных стран в перерывах между турами — в трех коротких интервью mos.ru.

2 декабря в Ботсване стартовала Международная естественно-научная олимпиада юниоров. Она завершит годовой цикл интеллектуальных первенств среди школьников. В этот раз в состав национальной сборной вошли четыре москвича. Результаты станут известны 11 декабря.

В копилке столичных школьников уже 12 золотых и шесть серебряных медалей международных олимпиад. Это новый рекорд, предыдущий установили в 2016 году. Насколько сложно стать лучшим на мировом уровне, mos.ru узнал у трех победителей олимпиад — по астрономии, математике и биологии. Все они в этом году стали студентами ведущих московских вузов.

Контракт со школьником и миллион за олимпиаду: какие возможности дает московская школа

Дамир Гасымов, студент первого курса физического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

(золотая медаль Международной олимпиады по астрономии и астрофизике в Пекине):

— То, что мне нравится астрономия и что это именно та область, в которой мне хотелось бы остаться, стало ясно где-то в восьмом классе. Тогда я учился не в Москве, фактически занимался сам. Искал решения задач и дополнительную информацию в интернете. Потом я переехал в столицу, начал готовиться более осмысленно: ездил на сборы, решал задачи, проходил тесты, участвовал в российских соревнованиях. Поездка в составе сборной в Китай была для меня первой полноценной международной олимпиадой и последней — я участвовал в ней, уже будучи студентом. (Регламент международных школьных олимпиад предусматривает возможность участия в них студентов-первокурсников в год окончания школы. — Прим. mos.ru.) Поэтому выступить хорошо было скорее персональной задачей. Ну и, естественно, мы очень волновались, потому что до награждения никакой информации о результатах не было.

Сейчас я учусь на первом курсе физфака МГУ по специальности «астрономия». Пока рано говорить о каких-то определенных планах. Конечно, хотелось бы остаться в науке, но для этого надо освоить большой массив знаний. Я изучаю множество предметов, а с конкретным направлением работы определюсь позже.

Я бы не сказал, что сама международная олимпиада — это способ узнать что-то новое. Как и любое соревнование, это скорее проверка навыков, которые ты смог наработать  в процессе подготовки. И речь не только о теории — важна и скорость мышления, и аккуратность при выполнении задач. Нам в «наблюдательной» части (одна из четырех составляющих астрономической олимпиады) необходимо было за определенное время найти при помощи телескопа надпись. Ее поднимали на обычной лестнице. На это отводилось немного времени, поэтому принимать решения надо было достаточно быстро.

Подготовка к олимпиадам любого уровня — это, конечно, полезно. Мы, например, перед сборами (по их итогам набирают команду страны) занимались на базе московского Центра педагогического мастерства, ездили на дополнительные сборы в Кавказскую горную обсерваторию. В результате такая работа, мне кажется, дает возможность даже если не выиграть олимпиаду, то поступить в университет без больших сложностей. Ну и простой пример: у нас сейчас проходят занятия по общей астрономии, и мы с однокурсниками, которые тоже готовились, понимаем, что эти знания у нас уже есть.

Среди лидеров: Москва заняла пятое место в мире по уровню знаний школьников

Артур Герасименко, студент первого курса математического факультета Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

(золотая медаль Международной олимпиады по математике):

— Международный уровень для тех, кто участвует в олимпиадах, — самая высокая ступень. Взять золото здесь — достойный результат.

Математику в этом году писали в июле, сборные базировались в Румынии, в Клуж-Напоке. Соревнования длились два дня, на выполнение заданий давалось по четыре с половиной часа. Нам предложили решить шесть задач (по три в день) из основных разделов «олимпиадной математики»: алгебры, геометрии, теории чисел и комбинаторики. Могу сказать, что простыми их назвать нельзя. Я, например, одну так в итоге и не решил. Но все равно после второго тура стало ясно, что результат будет высоким, — в конце концов, свои баллы посчитать несложно. Так что золотая медаль для меня была не совсем неожиданной.

Впрочем, решение мне потом все-таки рассказали. Хотя участники математических олимпиад не очень любят обсуждать задания вне конкурса. О чем мы говорим в перерывах между турами? Да о чем угодно! Наша олимпиада, например, пришлась как раз на чемпионат мира по футболу, и конечно, все следили за игрой сборных.

Как готовятся к таким олимпиадам? В целом одинаково — решают задачи. А дальше у каждого своя стратегия. В Москве тренировки проводит Центр педагогического мастерства. Еще можно ездить на сборы, на олимпиады уровнем ниже. В общем, нужно много практики.

Кстати, целенаправленно я стал заниматься предметом довольно поздно, в классе девятом. И знаете, я заметил, что как только начинаешь изучать математику, получается и по-другому выстраивать рассуждения, видеть многие вещи с иной стороны.

Сейчас я учусь на первом курсе в Высшей школе экономики. И пока у меня есть время, чтобы выбрать более узкую область работы. В том, чтобы остаться в науке на всю жизнь, я не уверен. Но все еще может поменяться.

Игры разума: как московские школьники побеждали на всероссийской олимпиаде

Ирина Ярутич, студентка первого курса биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

(серебряная медаль Международной олимпиады по биологии):

— Есть такое общее наблюдение, что всероссийские олимпиады по биологии все больше становятся похожими на международные. Но все-таки у международной олимпиады есть своя специфика.

В этом году нас собирали в Тегеране. Было два тура: теоретический и практический. Теоретическая часть длится шесть часов с одним перерывом (там даются задания на размышление), в практической — четыре раздела, в каждом из которых свои задания. Например, надо было провести хроматографию и определить что-нибудь по срезам, вскрыть пиявку, определить вид клещей, очистить белок и другие подобные. На каждый блок выделялось по полтора часа, это, конечно, очень мало, соображать приходилось очень быстро.

Думаю, главная подготовка к соревнованиям международного уровня начинается с всероссийской олимпиады. И, конечно, нужно усвоить большой массив информации самостоятельно. Я, например, не выделяю какое-то специальное время и не говорю — вот, с понедельника по пятницу буду учить — такого нет. Обычно появляется интересная тема или есть пробелы в знаниях — я начинаю изучать предмет, читать, искать дополнительные данные, слушать лекции. Такой подход, к слову, и теперь, в университете, помогает довольно серьезно.

Я учусь на первом курсе, сейчас мы проходим общие вопросы. Я пока не определилась с тем, что именно изучать в будущем. Но хотелось бы, конечно, остаться в научной среде. Многие ребята-олимпиадники из европейских сборных рассказывали, что хотят, например, уйти в медицину и другие узкие области, это тоже интересный подход.

Мне кажется, международная олимпиада — это не только соревнование, но и возможность пообщаться с людьми из других стран, которые увлечены тем же, чем и ты. Мы помогали друг другу, разговаривали, обменивались сувенирами, никто после не запирался в комнатах, чтобы учить дальше. Нет, конечно, мы все готовились и на месте: осваивали оборудование, разбирались с калькуляторами, но настрой был скорее на общение, а не на зубрежку.

О том, что у меня серебряная медаль, я узнала уже на награждении. Но, честно говоря, плохо помню этот момент. Потому что вскоре после меня список серебряных медалистов закончился — стало ясно, что все мальчики из нашей сборной взяли золото. И вот тогда мы очень обрадовались.